Авторизация
 
  • 02:01 – Бузову взломали хакеры: что Ольга показывала Дмитрию Нагиеву 
  • 02:01 – "Дом-2" новости и слухи сегодня, 04.12.2016: на 6 дней раньше свежие серии и сплетни "Дом-2" 4 декабря 
  • 01:53 – Последние новости России и мира: Россия помогает Узбекистану лекарствами и следит за выборами 
  • 01:53 – Сирия 4 декабря 2016: новости сегодня, сводки Алеппо и карта сейчас, 4 декабря, обзор военных действий в Сирии 04.12.2016, за последний час новости о войне в Сирии 

Продался за суши

54.163.94.5

Обещанное Бараком Обамой возвращение США в Азию вызывает насмешки у китайских блогеров



Продался за суши


Барак Обама с с государственным визитом в Японии, 25 апреля 2014 года

В апреле президент США Барак Обама совершил турне по странам Азии. И хотя КНР не была включена в маршрут поездки американского президента, именно Китай стал одной главных тем переговоров с партнерами Вашингтона в регионе. Всех их Обама пытался заверить, что США готовы защитить союзников от «китайской угрозы». Однако в самой Поднебесной к заявлениям американского лидера отнеслись со скепсисом.


США напомнили Китаю, что в их распоряжении есть не только пряники, но и кнут. В марте беспрецедентную поездку по Поднебесной совершила американская первая леди Мишель Обама. Причем в этом вояже ее сопровождали дочери и мама. Однако после этого Вашингтон решил, что пора взять паузу и перестать «дружить домами», а вместо этого продемонстрировать жесткость и вспомнить о геополитическом соперничестве с Китаем. Именно эту цель преследовал Обама, отправляясь в турне по странам Тихоокеанского региона. Основными адресатами «дипломатического роуд-шоу» стали союзники США в этой части света, которые все больше сомневаются в эффективности курса Обамы на возвращение США в Азию.


К поворотам американской политики в отношении Пекина наблюдатели давно привыкли. Полосы «сдерживания» и «сотрудничества» не просто чередуются в отношениях двух гигантов, но причудливо переплетаются, что даже породило специфический термин — frenemies («друговраги»).


Страны, которые посетил Обама, — Японию, Южную Корею, Малайзию и Филиппины — объединяет любопытная закономерность: все они имеют территориальные споры с КНР. Враг моего врага — мой друг. Кажется, так говорится? На переговорах в четырех столицах так или иначе звучало обещание: США останутся в Азии, чтобы помочь противостоять растущим политическим и экономическим аппетитам Китая. На Филиппинах в рамках визита Обамы подписан договор, дающий право американским войскам находиться в стране, правда, на непостоянной основе, поскольку создание иностранных баз запрещено конституцией. Однако убедить союзников, что их и американские интересы тождественны, и, главное, что США в нынешней ситуации обладают необходимыми ресурсами, чтобы играть лидирующую роль в АТР, Обаме не всегда удавалось.



Даже на японском фланге «дальневосточного фронта» успехи президентской дипломатии достаточно скромные. В ходе визита так и не удалось согласовать условия участия Японии в продвигаемом США проекте Транстихоокеанского партнерства. Видимо, для некоей компенсации провала на этом направлении как главное достижение подается заявление Обамы, что статья 5 Американо-японского договора о безопасности распространяется на острова Сенкаку (китайское название — Дяоюйдао), которые являются предметом китайско-японского территориального спора.


«Каждая из сторон признает, что вооруженное нападение на любую из сторон на территориях, находящихся под управлением Японии, было бы опасным для ее собственного мира и безопасности, и заявляет, что она предпримет действия для отражения общей опасности в соответствии со своими конституционными положениями и процедурами», — говорится в этой статье.


Таким образом, Обама стал первым американским президентом, который прямо заявил Японии о гарантиях безопасности в случае возможного «нападения» Китая на скалы в море, которыми фактически являются острова Сенкаку. Другое дело, что с военной точки зрения какие-то осмысленные действия армейских подразделений на самих островах исключены (площадь самого большого из островов архипелага составляет около четырех квадратных километров, а самого маленького — всего 800 квадратных метров). Это означает, что в случае эскалации китайско-японского конфликта судьба островов будет решаться не на самих крохотных клочках суши, а в полномасштабном военно-воздушном и морском сражении в достаточно обширном регионе. А это совершенно по-иному ставит вопрос о цене американского вмешательства в еще один локальный конфликт.



В интервью газете «Иомиури» Обама заявил, что США возражают против любых односторонних попыток подорвать контроль Японии над островами Сенкаку, однако по итогам переговоров с премьером Синдзо Абэ тон президента США был более примирительным. Обама сказал, что «между Японией и Китаем должны быть построены отношения взаимного доверия», призвав стороны решать существующие проблемы мирным путем.


Эпизод с толкованием Договора о безопасности 1960 года вызвал большее раздражение у интернет-пользователей в Китае, чем у китайского МИД. В интернете сильны националистические настроения, и наглости «мирового гегемона» там частенько призывают дать незамедлительный решительный ответ. «Кому принадлежат острова Дяоюйдао, должна решать не Америка, а Вторая артиллерия НОАК», — сурово заявил один из блогеров (Вторая артиллерия — название китайских ракетных войск стратегического назначения). Вспоминая восторженные отзывы Обамы о посещении суши-бара вместе с японским премьером, другой блогер с издевкой пишет: «Один раз поел суши — и тут же все улажено….too cheap ("слишком дешево" — прим. "Ленты.ру")». «Украинский кризис привел к тому, что возможности американского империализма начали подвергать сомнению в глобальных масштабах, особенно среди союзников США», — констатирует другой участник дискуссии, видимо, помнящий, что еще Мао Цзэдун утверждал, что «американский империализм — это бумажный тигр».


В связи с событиями на Украине, продемонстрировавшими бессилие США, у Китая появилась возможность получить период «стратегической передышки», когда американцы не смогут серьезно вмешиваться в дела АТР. Эта оценка широко распространена не только среди сетевых «пикейных жилетов» — ее разделяет и ряд серьезных китайских военных экспертов. Так, генерал-майор Ван Хайюнь (Wang Haiyun), старший советник Китайской научной ассоциации международной стратегии, отводит на период расширения китайских стратегических возможностей 10 лет. В связи с тем, что США увязнут в Европе, которая вновь становится полем противостояния, поворот США к АТР может оказаться «незавершенным проектом», считает Ван Хайюнь.



В целом спокойно относятся к возможностям усиления влияния США в Азии и в китайском внешнеполитическом ведомстве. В связи с поездкой Обамы на брифингах в МИД КНР, разумеется, звучала мысль, что Дяоюйдао все равно земля китайская, а договор Токио и Вашингтона, являющийся продуктом холодной войны, не может здесь ничего изменить. Между тем представитель МИД КНР Цинь Ган подчеркнул, что о результатах визитов Обамы следует судить не по словам, а по делам. Дипломат несколько покровительственно посоветовал США и Японии прислушаться к мудрости Конфуция.


Специально для двух «плохих парней» Цинь Ган привел высказывания Учителя: «Благородный муж стремится к гармонии при сохранении различий», «Благородный муж стремится к единению, не сговариваясь при этом с вредными людишками». Ссылка в дипломатическом заявлении на конфуцианский канон сама по себе примечательна, ведь и нынешний китайский руководитель Си Цзиньпин все охотнее обращается к наследию Конфуция в рамках реализации курса на «великое возрождение китайской нации». В контексте ситуации в АТР цитаты из Конфуция призваны продемонстрировать статус Китая как «ответственной державы» и уверенность, что мир рано или поздно будет играть по установленным Пекином правилам «гармоничного мира».



Игорь Денисов


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют