Авторизация
 
  • 19:56 – Беременная Ирина Шейк снялась в откровенном ВИДЕО, оголив живот 
  • 19:56 – Новости России и мира на сегодня 3 декабря: Ольга Бузова прокомментировала похищение компрометирующих материалов 
  • 19:37 – Главный люстратор Украины уволена со скандалом 
  • 19:17 – Боксер Денис Лебедев защитит свои титулы в бою с Муратом Гассиевым (ВИДЕО) 

Британия: вид справа

23.23.54.109

Национал-популисты стали третьей партией Соединенного Королевства



Британия: вид справа


Найджел Фарадж

На выборах в Европарламент британские националисты добились значительного успеха. Теперь их интересы в законодательном органе ЕС будут представлять члены претендующей на респектабельность партии UKIP. Между тем костяк электората этого объединения составляют ультраправые, а среди руководителей есть люди, связанные с откровенно нацистскими организациями.


Итоги выборов в Европарламент СМИ уже охарактеризовали как «землетрясение». Лидерами голосования в целом ряде стран стали партии, выступающие за демонтаж Европейского союза. Главная же сенсация — результат Партии независимости Соединенного Королевства (UK Independence Party, UKIP), которая получила 27,5 процента голосов избирателей и обогнала две главные британские партии — Лейбористскую (25,4 процента) и Консервативную (23,54 процента). На прошлых выборах в Европарламент UKIP была второй, набрав 16,5 процента. В абсолютных цифрах ее поддержка возросла за пять лет практически в два раза — с двух с половиной до четырех миллионов 350 тысяч голосов британцев.


«Вернем страну себе»


Столь впечатляющие результаты партии, возглавляемой харизматичным Найджелом Фараджем, принесла удачная предвыборная кампания. Основной ее акцент был сделан на проблемах, связанных с миграцией. При этом UKIP подчеркивала, что в этой сфере ситуация ухудшилась благодаря членству Соединенного Королевства в Евросоюзе. Из-за открытых границ, напоминали националисты, мигранты из Восточной и Южной Европы стали массово перебираться в более экономически развитые западные страны.


Эти доводы UKIP подкрепляла резкими и запоминающимися визуальными образами. Например, на одном из плакатов был нарисован британский «синий воротничок», просящий милостыню на улице. Картинка сопровождалось подписью: «Европейская политика в сфере труда». На другом плакате был изображен перст, указующий на избирателя, надпись гласила: «26 миллионов человек в Европе ищут работу. Чьи рабочие места они займут завтра?»


Пугали националисты британцев и утратой суверенитета. Понять серьезность этой проблемы граждане могли, глядя на «Юнион Джек», прожигаемый звездами с флага ЕС. «Кто на самом деле управляет этой страной? 75 процентов наших законов теперь принимаются в Брюсселе», — констатировала UKIP.



Правда, сам Фарадж уже 15 лет является евродепутатом, то есть, по сути, брюссельским чиновником. Но это обстоятельство, как и получаемая из бюджета ЕС высокая зарплата, не мешают ему характеризовать себя «человеком из народа», выступающим против сильных мира сего. «У британских элит и нанятых ими газет… не получится лишить простой народ, то есть нас, возможности управлять нашей страной, — типичная фраза из его выступления. — Мы, простые люди, оплот Британии, вернем страну себе».


«Мы не расисты»


Позиционируя себя как защитника простых людей, Фарадж с легкостью переходит к проблеме миграции: «Мы не расисты. Но скажите, как мы можем рассчитать, сколько национальной системе здравоохранения нужно бригад скорой помощи, если в страну приезжают мигранты из Румынии и никто не может ограничить их количество. Почему наши дети не могут попасть в школу? Все места заняты мигрантами».


Чтобы избавиться от имиджа расистской партии, UKIP накануне выборов выпустила ролик, запечатлевший Фараджа в обществе чернокожих соратников. Но само по себе то, что не все члены UKIP белые, еще ни о чем не говорит. Аналогичные аргументы традиционно используют практически все политики, обвиняемые в расизме. Например, Жан-Мари Ле Пен в 2002 году, отвечая на подобные упреки, заявил, что в аппарате Национального фронта «работают араб и уроженец острова Мартиника».


Впрочем, официально UKIP действительно выступает против расизма в любом виде. Но это фасад. А если заглянуть за него, то среди членов партии можно обнаружить и настоящих нацистов. Например, в марте в СМИ попали фото Кевина О'Догерти (Сavin О'Doherty), выдвинутого UKIP в депутаты на местных выборах в Гастингсе. На многих снимках хорошо видны татуировки, украшающие руки этого политика. На одном плече у него «набит» орел, напоминающий того, что был на гербе Третьего рейха. Чуть ниже расположено тату самолета, пикирующего на «звезду Давида». Причем сам самолет очень похож на штурмовик «Юнкерс-87». Журналисты Daily Mail обратили внимание, что в Германии эту боевую машину принято называть Stuka, электронный же адрес О'Догерти включает слово stukeboy, то есть, «пилот штуки». Дополняет все это татуировка в виде паутины вокруг локтя — мотив, считающийся классическим среди скинхедов.


Предшественники UKIP


В первом десятилетии нового века в UKIP уже не раз находили кандидатов в депутаты с нацистским прошлым — отметившихся ранее членством в организациях вроде занятой «спасением белой расы» Северной лиги, или скиновского «Молодежного британского фронта». Бывало и наоборот, вышедшие из этой партии активисты вскоре проявлялись в рядах ультраправой Британской национальной партии (БНП). В 2005 году социологи отметили такой факт: половина избирателей, собиравшихся проголосовать за кандидата от БНП на выборах мэра Лондона, готовы были поддержать и кандидата от UKIP.


В этой связи стоит отметить, что на нынешних выборах в Европарламент БНП выступила крайне неудачно — 179 694 голоса (1,14 процента общего числа избирателей). И это при том, что до этого БНП раз за разом улучшала свой результат. Если в 1999 году она собрала лишь 102 647 голосов (1,13 процента общего числа проголосовавших британцев), то в 2004 — уже 808 200 голосов (4,9 процента), а в 2009 году БНП, преодолев пятипроцентный барьер с 943 598 голосами (6,2 процента), получила два евродепутатских мандата.


Росту популярности БНП способствовал как распространяющийся в обществе страх перед увеличением потока мигрантов и возвращением расовых бунтов (массовые беспорядки 2001 года в Брэдфорде и Олдхэме), так и апелляция националистов к неблагополучным слоям общества. В итоге на всеобщих выборах 2005 года БНП показала лучшие результаты в округах, где количество мигрантов было ниже, чем в среднем по Англии и Уэльсу, зато выше средней была доля населения без профессионального и высшего образования, пожилых (то есть имеющих априори худшие доходы), а также проживающих в домах без отопления и водоснабжения.


Рост поддержки БНП стал прямым следствием смены осенью 1999 года ее лидера. Им стал Ник Гриффин, оттеснивший выходца из «Национального фронта» Джона Тиндалла, создавшего БНП в 1982 году. Помогло и изменение позиционирования партии: акцент от откровенного расизма и неофашизма был смещен в сторону социального популизма в духе Ле Пена.


Партии для ультраправых


Тем не менее в Великобритании многие и сейчас отлично помнят радикальный облик БНП начала 1990-х, и то, что митинги партии тогда охраняла неонацистская полутеррористическая группировка Combat18 («Боевой отряд Адольф Гитлер»). К тому же в самой БНП хватало по-настоящему одиозных личностей. После выборов в Европарламент 2009 года удостоверения евродепутатов получили два члена партии: ее лидер Ник Гриффин и Эндрю Бронс (Andrew Brons). В молодости Гриффин занимался организацией концертов культовой неонацистской группы Screwdiver, а позже прославился как отрицатель холокоста. Что же касается Бронса, то в 1960-е годы он был членом организации с весьма красноречивым названием — Национал-социалистическое движение.


Еще одной проблемой БНП оказался авторитарный стиль руководства Гриффина. Со временем ему удалось рассориться с ближайшими соратниками. Как отметил в феврале 2014 года в статье, опубликованной журналом New Statesman, специалист по правым радикалам Мэттью Гудвин, партию покинули тысячи рядовых членов и многие представители руководства. В результате впервые с 2001 года место БНП на общественно-политической сцене Британии оказалось де-факто вакантным. Тот же Бронс в октябре 2012 года вышел из БНП и в феврале 2013-го стал соучредителем Британской демократической партии, пытающейся объединить респектабельных националистов.


Чувствительной потерей для БНП стал уход в октябре 2010 Джима Доусона. Этот политик был не только главным советником Гриффина во время кампании 2009 года, но и ответственным за привлечение спонсорских денег. В отличие от многих членов БНП Доусон интересовался не столько миграционной политикой и расовыми вопросами, сколько отстаиванием фундаменталистски понимаемых христианских ценностей. Так, в своей родной Шотландии он стал основателем радикальных антиабортных движений. Кроме того, Доусон прославился антиисламскими и гомофобскими высказываниями.


Впрочем, как член БНП, он старался придать этой партии более умеренный облик. Когда эта попытка провалилась, Доусон покинул БНП и в 2011 году запустил новую партию, первоначально названную Партией национально настроенных британцев (National People's Party), а весной 2013 года переименованную в «Британия — прежде всего» (Britain First). Несколько лет она держалась в тени, и вышла из нее, именно когда окончательно развалилась Английская лига обороны. Это действовавшее в 2009-2011 годах объединение, организовавшее множество маршей по крупным британским городам, также призывало противиться исламизации и апеллировало к традиционному патриотизму с налетом воинствующего христианства. Многие футбольные фанаты и другие участники шествий Лиги обороны, вошли в ряды Britain First, что позволило ей развернуть целую кампанию по продвижению «британских ценностей».



В результате с февраля 2014 года в Лондоне, а с мая — в Глазго, Брэдфорде и Камбернолде — появились «христианские патрули», напоминавшие «посетителям мечетей в чьей стране они живут». Поскольку бурный рост мусульманской общины уже давно стал в Британии заметной проблемой, раздутые СМИ акции активистов партии принесли ей взрывной рост популярности. Так, число подписчиков ее страницы в Facebook к концу мая всего за месяц увеличилось с 220 тысяч до 336 тысяч, что равно числу подписчиков Лейбористской и Консервативной партий вместе взятых.


Britain First выступила и на выборах в Европарламент, набрав, правда, всего 60 тысяч голосов. Но в сравнении с лишь втрое большим результатом у БНП это довольно неплохо. Но гораздо важнее, что «христианские патрули» в мае начали работать как служба безопасности для митингов UKIP, заявлявшей об угрозах со стороны антифа. В сообщении, опубликованном на сайте Britain First 7 мая, говорилось, что эта партия, «имеющая сотни уличных активистов, ранее отслуживших в армии, и несколько бронированных Land Rover, отдает своих людей и свои ресурсы в распоряжении UKIP на период проведения выборов».


Таким образом, сегодня на смену ультраправому радикализму в Британии приходят евроскептический национал-популизм и правый консерватизм, апеллирующий к «борьбе с исламизмом» и «защите христианских ценностей». Правда, при смене внешних форм на более удачные активисты и электорат чередующихся партий остаются прежними.



Владислав Мальцев


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют