Авторизация
 
  • 19:17 – Трагедии в Ханты-Мансийске с автобусом с детьми можно было избежать 
  • 18:30 – Гороскоп на 10 декабря для всех знаков Зодиака 
  • 17:52 – Красноярский преподаватель ВУЗа держал у себя на компьютере порноролик 
  • 17:52 – Кот Вжух: толстый кот в колпаке скоро затмит знаменитого «хмурого кота» 

Рассказ выжившего в Доме Профсоюзов

54.159.189.139

Рассказ выжившего в Доме ПрофсоюзовПравда, как шило. Её в мешке не утаишь, каким бы плотным ни казался этот мешок и в каком бы море лжи правду не пытались утопить. Непосредственный участник событий на Куликовом Поле 2-го мая 2014-го года, Игорь Степаненко, сотрудник частной охранной компании (имя и фамилия изменены), ранее нигде не дававший интервью, решил рассказать читателям Таймера обо всём, что пережил в тот страшный день.

— Насколько я знаю, ты не являлся и не являешься активистом Куликова Поля. А близки ли тебе были те идеи, которые витали над КП до 2-го мая 2014-го года, разделял ли ты их?

— Всегда считал, что отделение Одессы от Украины – это не очень хорошо, наверное. Я был нейтрален, скажем так. До того момента, как всё произошло. Потому что после 2-го мая поддерживать такую людоедскую власть это «не кошерно» совсем.

— С чего всё началось для тебя 2-го мая? Как ты оказался в Доме Профсоюзов?

— Да с работы шёл через Куликово Поле и, так получилось, – угодил в замес! Толпа, которая налетела, они рассосались, как-то сразу вокруг. Взяли Дом Профсоюзов, фактически, в окружение, пришлось спасаться бегством. А куда бежать? Всюду балаклавы и дубины… Только туда. Ждали, что придёт милиция, разборонит, но не дождались, к сожалению.

Забежал я, значит, внутрь, с толпой народа. Так и вышло: с одной стороны толпа народа, с другой тоже толпа, только с камнями и палками. Выбора не было. Внутри царила паника. Было очень много людей! Никаких там не 48 человек! Было гораздо больше, раза в четыре. Точно, по головам, не пересчитывал, но толпа была приличная. Люди были растеряны и не знали что делать. А когда пошёл уже, непосредственно, штурм, когда начали выбивать окна, через них пошли бутылки с коктейлями Молотова, только тогда люди начали строить баррикады.

Получается, от центральной лестницы два выхода, оттуда начали стаскивать шкафы, двери – всё, что было под рукой. Всё туда стаскивали, чтобы защититься. Потом всё равно эту баррикаду подожгли. Что до оружия, которое, как рассказывают, якобы было у куликовцев:лично я видел всего один револьвер под патрон Флобера. Это такая, почти игрушечная пукалка 4 мм, по крысам стрелять. Всё. Палок несколько и щиты из фанеры. Этими щитами потом прикрывали выбитые окна, чтоб коктейли не залетали и, когда дым пошёл от камней и пуль, чтоб дышать можно было. А если учесть, что даже огнетушитель я видел только один, и тот порошковый, – то, наверное, трагедия была предрешена заранее, я так думаю.

Народ стал подниматься на верхние этажи, когда от баррикад почувствовался газ. Обычный слезоточивый газ. Запершило в горле, защипало глаза, резкий запах, ну что-то на подобие «Черемухи» или «Терен 4». И пошёл газ мощной струей, потому что даже в 3-4-х метрах люди начинали хвататься за горло. Пришлось отступить. А когда отступили на лестницу, между первым и вторым этажами, в окна и двери первого этажа стали свободно залетать бутылки с горючей смесью. Отбивать их стало некому. Особо гореть там было нечему, пол – каменный, стены – каменные. Гореть нечему, кроме баррикад.

Пошёл дым. Народ начал разбегаться кто куда. Лестница большая, широкая. Народ рассосался по комнатам. Потому что все возле одного окна, у центральной лестницы, никак бы не поместились, а дышать-то надо всем. Это их и сгубило, в принципе. Дым шёл очень густой, черный…Я выжил только потому, что ранее имел опыт тушения пожаров, и знаю, что такое сильное задымление, и как себя надо вести. Я ухватился за перила, натянул майку на лицо и, почти на четвереньках, рванул на самый верх. Там, какой этаж, не помню, пятый что ли, потыкался влево-вправо – везде закрыто, только налево коридор оказался свободен. Я по стеночке прошел до конца, толкал все двери подряд, пока не обнаружил незапертую дверь в туалет. Зашёл, окно закрыто наглухо, выбил оба стекла, чтобы было чем дышать.

Слышу, в коридоре крики, кашель. Я вернулся, а там два парня и три женщины, затащил всех в этот же туалет. Закрыл дверь, потому что задымление было очень сильное. Дым проходил даже через щели в дверях, причём такой густой, что мама дорогая, все в это окно лезли, чтоб подышать. Воздуха на всех не хватало. Пришлось как-то выкручиваться. Я снял майку, порвал ее на несколько лент, воды в кране не было, вода была перекрыта. Я сунулся к унитазному бачку, а он не разборный. Ну, что делать, я по бачку рукой долбанул, распорол себе руку, но крышку разбил. Вымочил в той воде тряпки, всем раздал и сам закутался. Так и продержались.

Окошко наше выходило на ту сторону, где улица Пироговская. Ну, там же, к ДП, как бы, пристройка такая, так вот, оттуда, из окон напротив, стали лезть… назвать их людьми… это не люди. Малолетки со стволами. Начали стрелять по всем окнам, откуда люди высовывались, чтобы глотнуть воздуха. В общем, в наше окошко, наверное, обойма из Макарова влетела. И ни разу не травмат! Когда пули входят в стену, это видно даже не специалисту, а я, всё-таки, в охране работаю.

Мы от окошка разбежались. Потом и стрелок куда-то ушёл, только флаг украинский вывесил. В это время на крыше появился человек. Вышел офигевший, глаза дикие, радуется от того, что живой. За ним ещё несколько, чудом уцелевших. Один из них послушал толпу, что снизу кричала, мол, ребята, спускайтесь, нафиг нам надо вас убивать. Поверил, дурак. Спустился. Тут же налетели, с вот такими дрынами…Что бывает, когда человека бьют с размаху по голове и лицу черенками от лопаты, думаю, говорить не надо. Осталась вместо человека изломанная кукла.

Остальные на это дело посмотрели и стали умнее. Надо было как-то выбираться. Карниз там вот такусенький, человек моей комплекции там никак не поместится, дай бог, чтоб воробей прошел. Удалось договориться с ребятами на крыше, они пообрывали кабеля антенные, связали их в жгут и перебросили этот жгут нам. Сидит человек на крыше, упирается ногами в бортик, другой конец я за батарею зацепил, и начали мы потихоньку женщин выпускать. Одной рукой за стеночку, другой – за канат этот, в общем, потихоньку, две женщины и парень по карнизу перешли. А следующая пара отказалась. Оказалось, это мать и сын. У матери истерика: «Не полезу»! Оно и понятно, страшно, пятый этаж. А сын отказался её бросать.


Через какое-то время я услышал, что в двери туалета стучат. Думаю: «Неужели, кто-то живой, в таком дыму»? Открываю, дым немного рассеялся, первое, что увидел – берцы. Смотрю, мужик в камуфляже на полу лежит. Седой, плотный, лет 50, может, больше. Ну, я его за шиворот взял и поволок, там оказалась, чуть дальше по коридору, лестница вниз, я ее раньше, в дыму не заметил. Я его по этой лестнице вниз волоку, думаю, где-нибудь воздух, окошко. Надеялся, может, в себя придет. И где-то, в районе третьего этажа, чувствую, меня кто-то по плечу хлопает и говорит: «Оставь мужика, он мертвый». Ну я пульс на шее, руке пощупал – точно, труп волоку. И тут мне сзади прилетело по затылку. Конкретно так. Так я познакомился с тремя правосеками на лестнице, а может, и не правосеками, чёрт их разберёт. Там много кто участвовал, кстати, в этой толпе, что ввалилась в Дом Профсоюзов, очень выделялись ребятки в старых советских армейских касках и с фанерными щитами, на которых штамп: «14-я сотня». Кто бы что там сегодня ни говорил, ребята, я это видел своими глазами. Так что, может не правосеки, анвромайдановцы наши, пустистые, хорошие добрые.В общем, били меня долго и со вкусом.

Уже не помню, как мне удалось их убедить, чтоб не убивали. Может сами устали. Начали меня тащить по лестнице вниз, по коридорам, а трупов там…мама дорогая! И трупы, явно, не все, задохнувшихся людей. Чтоб было понятно, огонь выше первого этажа не поднимался. В смысле, бутылки с коктейлями Молотова залетали и на 2-й, и на 3-й этаж, но там, я уже говорил, гореть особо нечему. Пятно на полу выгорало и всё. А вот трупы лежали с обгоревшими руками и головами. Представляете, человек лежит, тело целое, а ручки черные, обуглившиеся и лица нет. Много было трупов с резаными ранами, с рублеными. С пулевыми отверстиями, в головах, в том числе. Лежит человек, три пулевые дырки в лице и затылка нет. И на стене пятно из мозгов. Вот такие пирожки с котятами… Никому не верьте, что все погибшие задохнулись в дыму. Да, какая-то часть задохнулась, возможно, но далеко не все.

В общем, вывели меня на улицу, а я тогда в охране работал, на работу и домой ходил в форме. Чёрная форма, берцы, шеврон. В общем, не знаю, за кого меня там приняли, но когда били, всё время спрашивали: «Кто по людям стрелял»? Посчитали, наверное, что я «найманець». Китель порвали, плечи осматривали, искали снайперский синяк от приклада. Не нашли. А из чего мне стрелять? Из пальца? Скажу, что если бы у куликовцев действительно было оружие, и они действительно были готовы к чему-то, то к баррикадам бы никто так просто не подошёл.

Побили меня мужественно, толпой на одного. Заставили гимн петь, «Слава Украине» кричать. Ой, чуть не забыл! Про европейские, демократические ценности. В процессе избиения, европейцы, совершенно по-европейски с*издили у меня кошелёк и телефон. С моего телефона, кстати, какая-то паскуда позвонила моей жене ночью: «Мужа своего не ждите, мужа нет у вас больше». Ножик у меня в кармане ещё был, маленький такой, перочинный. Вот за это оружие страшной разрушительной силы били особенно жестко.

Потом меня передали милиции. Но поскольку автозаки к тому моменту ещё не прибыли, меня загрузили, как бревно, в машину скорой помощи. А дальше в УВД привезли. Продержали 12 часов в коридоре. Раны мои, на руке, голове, лице, за это время основательно порасползлись. Сижу тихонечко, кровью истекаю, радуюсь, что живой. Мимо два мента прошли, не поворачивается у меня язык их милиционерами назвать, хлопчики лет по 25. Один на меня пальцем показывает и другому говорит: «Ну что, прессанем его»? Ну, думаю, замечательно! Там выжил, чтоб меня тут два идиота запрессовали.

Потом был долгий разговор с начальником «по борьбе с бандитизмом». Всё спрашивал, где служил, где оружие взял и так далее. Сфотографировали, сняли отпечатки пальцев. Тем временем коридорчик заполнялся, всех выживших куликовцев туда постепенно стаскивали. И народу было не очень много. Вот, если бы мне сказали, что задержанных 48 человек, вот в это бы я поверил, но никак не поверю в 48 погибших. В УВД отправляли всех, невзирая на состояние здоровья и степень избитости. Избитых было очень много, и не все из них были куликовцами. Я, например, встретил своего товарища, который просто живет рядом. Отмечал день рождения сына, вышел покурить, посмотреть, что за шум. Получил дубиной по лицу от патриотов, перелом обеих челюстей, верхней и нижней. Ни за что.

Позже, по сути, уже третьего числа, приехала дежурная бригада скорой помощи, начали определять наиболее «тяжелых». Очень много было людей, надышавшихся угарным газом. Кое-кого отпускали домой после того, как родственники привозили оригиналы и копии документов. Кстати, чтоб вы знали, гражданин Украины, в паспорте которого указано российское происхождение, – это преступник априори, на которого не распространяются никакие конвенции! По этой, наверное, причине, двое из таких, тяжело травмированных граждан, были вывезены из УВД в больницу в последнюю очередь. После скандала, устроенного врачом. И в больнице они находились под конвоем.

Меня сперва повезли на Ольгиевскую, там зашили руку, там же выявили ЧМТ и отправили в областную больницу. При себе у меня ни паспорта, ни удостоверения личности не было. Как потом оказалось, это счастье, что мой паспорт в УВД не попал. Людей начали арестовывать, и первыми именно тех, кого выпустили. В общем, положили меня в стационар. Сотрясение нешуточное. А под дверь посадили целых пять милиционеров. Хлопчики просидели аж три дня, дежурили и внутри палаты, и снаружи. На четвертый день они снялись без всяких объяснений. Меня стали навещать друзья. Они же сообщили, что наши любимые националисты-патриоты вытребовали у милиции паспортные данные всех задержанных на Куликовом Поле, и где, в каких больницах, кто лежит.

Чтобы не получить по голове повторно, я из больницы прямо в швах сбежал. Перед первым сентября 2014-го повёл я ребенка в больничку, проходить медкомиссию. Тут мне позвонила жена и сообщила, что под дверью у нас милиционеры. В общем, ребенка я передал родственникам жены и рванул в Крым. Подальше от СБУ, потому что сидеть в тюрьме за то, что выжил, нет желания. В Крыму я пробыл чуть больше четырёх месяцев, потом вернулся. Буквально на третий день меня пригласили повесткой в следственное управление. Оперативно. Думаю: «Схожу, авось не закроют сразу».

Как выяснилось, правильно я сделал, что пришёл, могли бы запросто избрать меру пресечения и сидел бы где-нибудь, вшей кормил. Сначала предъявили подозрение в участии «в массовых беспорядках, повлекших за собой гибель иных лиц и порчу государственного имущества». Статей там было много, на самом деле: измена Родине, превышение служебных полномочий, преступная халатность…Хотелось сказать: ребята, я мимо шёл, я на КП не работал, какая халатность? Какие полномочия? Я не госслужащий!

Как оказалось, милиция у нас не только оперативная, но и очень грамотная. Даже место жительства и район перепутали, имея на руках паспортные данные. Переврали мне и год рождения. Ходил я к ним почти месяц, рассказывал, что не верблюд. Через месяц мне выделили бесплатного адвоката, который помог тем, что сообщил про статью 63-ю Конституции Украины, по которой я имею право не давать показаний против себя. В один прекрасный момент мне позвонил следователь и сообщил, что я переведён из подозреваемых в свидетели. Ура, товарищи! И только в июне этого года я узнал, что уголовное дело, которое против меня возбуждали, было закрыто ещё в феврале, за отсутствием состава преступления.Вот такое оно, правосудие у нас…

Источник


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют