Авторизация
 
  • 12:53 – Россия сегодня, новости 7 декабря 2016 года: последние события в стране, главные новости России на сегодня, 07.12.2016 
  • 12:14 – Людмила Браташ и Никита Джигурда видео: сестра покойной Браташ подала заявление об изнасиловании 
  • 12:14 – Джигурда и Браташ видео без ретуши: сестра покойной Светлана Романова написала на Никиту заявление 
  • 12:14 – "Дом-2" сегодня 2016, новости за 07.12.2016: слухи и сплетни на 6 дней раньше эфира сейчас, 7 декабря 

Крушение «Боинга»: Кто толкает расследование в штопор (интервью)

54.163.147.69

Крушение «Боинга»: Кто толкает расследование в штопор (интервью)Доклад о крушении «Боинга»: политическая ангажированность под определенный сюжет? После ознакомления с проектом итогового отчета о причинах крушения малайзийского Boeing на Украине российская сторона обратилась к президенту ИКАО с официальным письмом, в котором указывает на очевидные недочеты следствия. Об этом стало известно в связи с утечкой от источника в ИКАО.

На страницах ведущей малайзийской газеты New Straits Times опубликовано мнение заместителя руководителя Росавиации Олега Сторчевого о  расследовании авиакатастрофы в Донбассе, унесшей жизни 298 человек. Он заявил, что Нидерланды, координирующие Совместную следственную группу по малайзийскому Boeing, игнорируют «всестороннюю информацию, которую предоставляет Россия», передает ТАСС.

«Почти за двое суток до публикации доклада о причинах катастрофы самолета российская сторона явно не удовлетворена ходом расследования, проводимым Нидерландами», — пишет газета, в распоряжении которой оказалось письмо, направленное Сторчевым на имя руководства ИКАО. В частности, отмечается: «особую озабоченность у России вызывает тот факт, что был проигнорирован один из базовых принципов расследования воздушных инцидентов — последовательность заключений».

Российская сторона фиксирует грубые нарушения комиссией стандартов ИКАО, упорное игнорирование информации от России и нежелание сотрудничать с опытными специалистами в области расследования авиационных катастроф, нелогичность и непоследовательность выводов комиссии, политическую подоплеку проводимого расследования.

Так, по словам заместителя руководителя ведомства, «следственная группа вместо того, чтобы вначале изучить характер повреждений носовой части самолета и фюзеляжа, а потом делать логические и заключительные выводы, сразу же объявило, что лайнер был сбит с помощью зенитно-ракетного комплекса «Бук”, более того — из того места, которое было указано сразу же после катастрофы».

Как указывает издание, «Сторчевой также отметил, что не были объяснены методы расчета местоположения, где якобы находился «Бук». Кроме того, по его словам, «выводы были сделаны еще перед тем, как были установлены характеристики элементов, поразившие самолет».

«На двух встречах с голландскими следователями была передана информация от производителя «Бука» концерна ПВО «Алмаз-Антей» детализированная информация по двум ракетам — 9М38 и 9М38М1, кроме того, были предоставлены результаты тестов», — цитирует газета замруководителя ведомства. «Однако, — указал Сторчевой, — Нидерланды проигнорировали все детальные расчеты, в итоге пришли к выводам, противоречащим здравому смыслу и не соответствующим параметрам ракеты».

Мнение эксперта

Напомним: во вторник Нидерланды должны опубликовать итоговый технический отчет о расследовании причин крушения малайзийского Boeing-777 на Украине. Международные эксперты считают: вся ситуация вокруг авиакатастрофы будет подведена под определенный сюжет и версию, которая наиболее удобна для Украины и Запада.

Так что одолеет: политическая ангажированность или объективные данные? Чего не ждут от доклада российские аналитики? Об этом корреспондент «РГ» беседует с членом Всемирного фонда безопасности полетов, генеральным директором Международного консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов» Сергеем Мельниченко.

Сергей Александрович, девиз расследователей любой авиационной катастрофы — установить причину, а не наказать виновных. Но можно ли говорить о его соблюдении в данном случае? 

Сергей Мельниченко: К сожалению, нет. Да, одно из фундаментальных положений ИКАО — установить причины, приведшие к авиакатастрофе, определить факторы риска, выработать предложения и рекомендации, чтобы исключить аналогичные происшествия в будущем. Авиационное сообщество и широкая общественность были вправе рассчитывать, что расследование катастрофы, в которой погибли 298 человек, будет беспристрастным, полным и детальным. А что произошло?

Создается впечатление, что расследователи исполняют политический заказ: виновные заранее назначены, надо найти факты, которые могли бы свидетельствовать об их вине. Если же факты не укладываются в нужную политикам картину, то можно ими пренебречь. Однако фигура умолчания в данном случае может говорить только о незавершённости расследования. А если расследование не завершено, то как можно доверять промежуточным результатам?

Скажите, было ли в истории еще столь политизированное авиарасследование?

Сергей Мельниченко: Были ситуации, когда авиакатастрофа приводила к напряженности между государствами. Самый свежий пример? Исчезновение малазийского Боинга в Индийском океане привело к некоторым трениям между Китаем, чьих граждан было больше всего на исчезнувшем рейсе, и проводившими поиски Малайзией и затем Австралией.

Есть и другие ситуации, когда политическое давление оказывалось до окончания расследования. Доходило до того, что пилоты иностранных авиакомпаний, пролетавших над страной, где случилось ЧП, при выходе на связь переставали здороваться с диспетчерами. Но, безусловно, все это несравнимо по накалу обвинений, начавших звучать из уст лидеров англоязычных государств прежде, чем была сформирована группа расследователей гибели рейса МН17.

Даже представители американских спецслужб и независимые западные журналисты открыто говорят, что Украине и Западу есть что скрывать. Так что они скрывают?

Сергей Мельниченко: В предварительном докладе расследователей, опубликованном больше года назад, содержалось перечисление направлений, на которых сосредоточились расследователи при сборе фактической информации. Но среди них не было ничего, касающегося роли украинских военных в этой трагедии! Изначально в списке направлений отсутствовали данные, которые следовало бы запросить у всех военных организаций, участвовавших в конфликте или имевших информацию в отношении происшествия. Если этого не было на ранней стадии расследования, то вряд ли можно ожидать их появления в окончательном докладе. Были бы рады ошибиться.

В любом случае очевидно: необходимо исследовать все планы полетов боевой авиации Минобороны Украины в день трагедии, записи всех переговоров между диспетчерами и руководителями полетов Украэрорух и командными пунктами управления полетами Минобороны и военными летчиками, включая переговоры руководства Украэроруха и ЦКП ВВС Украины. Необходимо проанализировать записи всех переговоров извне, поступивших в Украэрорух от гражданских (правительственных) лиц, объяснительные записки от всех диспетчеров Аэроруха и летчиков боевой авиации Минобороны Украины.
Но скорее всего, тех материалов, которые в другой ситуации были бы запрошены следствием в первую очередь, в окончательном докладе мы просто не увидим. Судя по словам одного из западных политологов, Вашингтон не предоставляет снимки со своего космического спутника, а Киев — записи переговоров контрольно-диспетчерского пункта.

Даже экс-сотрудники ЦРУ написали письмо американскому президенту с требованием опубликовать данные спецслужб о крушении «Боинга»?


Сергей Мельниченко: Да, судя по информации, которая появилась в открытой печати, ветераны американской разведки потребовали от своего президента публикации отчёта спецслужб о крушении Боинга. Ветераны подчеркивают: с момента крушения прошёл год, но никаких данных американские спецслужбы так и не опубликовали. Так что, либо Вашингтон приберег свои данные до удобного момента, либо у него их нет. Либо они есть, но не в пользу Киева.

Какие материалы предоставила Россия?

Сергей Мельниченко: Россия — единственная страна, которая уже на третий день после авиакатастрофы обнародовала имеющиеся в ее распоряжении данные, включая космическую съемку. Однако ни Россия, ни другие страны, заявленные в качестве участниц разбирательства, так и не имели полного доступа к материалам расследования. Хотя Россия неоднократно предлагала свое содействие в части предоставления как компетентных специалистов, так и необходимого оборудования для проведения сложных экспертиз.

На сайте концерна «Алмаз-Антей», который специализируется на производстве вооружения ПВО, сообщается, что предварительный анализ натурного эксперимента по крушению Boeing подтвердил версию концерна об условиях встречи ракеты с самолетом. Она будет учтена в докладе?

Сергей Мельниченко: Информация от России упорно игнорируется. Безусловно, результаты эксперимента «Алмаз-Антея» имеют огромное значение. Еще в середине июля, анонсируя эксперимент, концерн предлагал подорвать боевую часть ракеты 9М38М1 ЗРК «Бук-М1» у фюзеляжа списанного Boeing.

И все-таки один из главных вопросов: почему Украина не закрыла воздушное пространство над юго-востоком?

Сергей Мельниченко: Зная сложную экономическую ситуацию, в которой оказалась Украина, можно предположить, что примерно те 5 миллионов долларов, которые страна ежемесячно получала от пользователей воздушного пространства за пролет своей территории, перевесили соображения в отношении безопасности полетов.

Напомню: за три месяца до катастрофы в воздушном пространстве Украины были обстреляны или сбиты шесть самолетов. А закрыто для полетов было только то воздушное пространство, где большие пассажирские самолеты не летают. То есть, «для галочки» — меры приняты, а по существу: деньги — главное.
8 мая 2014 года провайдер аэронавигационного обслуживания «Украэрорух» и Евроконтроль объявили «небезопасным для полетов» воздушное пространство над Крымом, где боевые действия не велись. А там, где пахло порохом, оказывается, летать можно было без опасений? За две недели до трагедии рейса МН17 наше агентство призвало центры УВД к четкой координации с военными органами по вопросам полетов военных и гражданских воздушных судов. И буквально за девять дней эксперты предупреждали: «Не надо баловаться человеческими жизнями. В решении вопросов безопасности полетов должны участвовать профессионалы».

Мы напомнили, что 4 октября 2001 года над акваторией Черного моря на международной воздушной трассе ракетой Минобороны Украины был сбит самолет ТУ-154 авиакомпании «Сибирь» с пассажирами. Но увы: 17 июля 2014 года произошла трагедия, которую можно было предотвратить.

Трагедия в небе Донецка — наглядное доказательство того, что Украина не смогла внедрить у себя требования Стандарта ИКАО о Системе управления безопасностью полетов, пренебрегла факторами опасности и не оценила факторы риска в своей зоне ответственности. Кстати, через 90 минут после уничтожения самолета украинские власти закрыли воздушное пространство в районе Донецка и проинформировали Евроконтроль о закрытии маршрутов по высоте от земли и без ограничений на востоке Украины в Днепропетровском районе полетной информации.

Но где раньше были авиационные власти Украины, где был Евроконтроль, осуществляющий оперативное руководство в воздушном пространстве данного государства?

Почему ИКАО ограничилось только ролью телефонного консультанта в отношении процедуры расследования?

Сергей Мельниченко: Объяснение, что у ИКАО ресурсы ограничены, а расследование авиационного происшествия — вещь очень дорогостоящая, наверное, принимаются, но с натяжкой. Мы знаем, что были чрезвычайно сложные и принципиальные расследования, когда ИКАО играла лидирующую роль. Когда были соблюдены все требования. Тогда нормы и объективность расследования не вызывали сомнений.

Итоговый доклад будет передан следствию? Что дальше?

Сергей Мельниченко: Можно предположить, что, как и в случае с авиационными расследователями, следователи национальных прокуратур будут продолжать выполнять заказ политиков. А политика изменчива: то, что востребовано сегодня, завтра отходит на второй план. Так что предполагать что-то хотя бы с некоторой долей вероятности там, где руководствуются не документами и правилами, а конъюнктурой, было бы наивно.

Но ни нам, ни тем, кто всегда видит в России врага, не надо забывать об одном и главном: если бы Украина закрыла свое суверенное воздушное пространство над зоной ведения боевых действий, то люди бы остались живы. Преступная халатность или преднамеренное бездействие украинских авиационных властей — вот первопричина гибели рейса МН17.

Источник


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют