Авторизация
 
  • 09:01 – Денис Муравьев и Катерина Власова могли бы остаться живы, подробности 
  • 09:01 – Надежда Дураченко и Галина Михайлова: русские медицинские сестры погибли при обстреле госпиталя в Алеппо 
  • 09:01 – Метеорит в Хакасии: падение космического объекта попало на видео 
  • 09:01 – Метеорит в Хакасии 2016, куда упал: спасатели до сих пор ищут место падения 

Эрдоган и Порошенко предложили крымским татарам окунуться в хаос

54.147.196.37

Эрдоган и Порошенко предложили крымским татарам окунуться в хаосВ Анкаре прошел II Всемирный конгресс крымских татар. Вопрос о месте организации такого мероприятия определенное время фигурировал в диалоге, который велся между уполномоченным президента Украины по делам крымско-татарского народа, депутатом Украины («Блок Петра Порошенко») Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым с высокопоставленными представителями турецких властей. Конечно, логичнее было проводить такой конгресс где-нибудь на территории Украины. Тем более что его организаторы уверены: «Крым — это территория Украины, оккупированная соседним государством». К тому же Джемилев и Чубаров — выходцы из личного окружения Петра Порошенко.

Как рассказывал председатель государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Крыма Заур Смирнов, с июля по сентябрь 2014 года реализовывался, но провалился проект создания крымско-татарской автономии в Херсонской области Украины, на границе с Крымом. Говорилось о формировании крымско-татарского батальона «Крым» для отправки в Донбасс и т.д. По мнению муфтия Исмагилова, это якобы «даст возможность для полноценного национального развития крымских татар за пределами Крыма в единстве с Украиной», «совместно с Меджлисом» планировалось «создать там Раду автономной республики, сделать крымско-татарский язык вторым государственным (после украинского языка), открыть национальные учебные заведения». Исмагилов ожидал, что это «создаст мощный фактор влияния на Крым». То есть Киев призывал в отношении новоявленной крымско-татарской автономии провести те реформы, которые он отказывался проводить в Крыму, когда последний находился в составе Украины.

Более того, этот фактор — а не события в Донецке и в Луганске — мог инициировать конституционную реформу, особенно по части комплексных административно-территориальных преобразований в стране. Опять-таки по логике Киев, пытающийся на данном этапе слепить из украинских националистов и крымско-татарских исламистов антироссийский идеологический и боевой фронт, должен был сыграть в такую «партию». Но он опасался того, что крымско-татарская автономия вне Крыма приобретет эффект бумеранга. Вот почему Киев решил выстраивать «мосты» с Турцией, где проживает достаточно многочисленная крымско-татарская диаспора: если действительно может сработать эффект бумеранга, то пускай он бьет по соседнему государству.

Современная история Крыма еще только пишется. Но в ней уже есть «темные» страницы. Раньше Киев отказывался предоставлять татарам автономию в Крыму. Если бы такое произошло, то, возможно, события на Украине развивались бы по иному сценарию. Ссылки на то, что Украина — унитарное государство, ничего в этом отношении не объясняют. Фактом является то, что в Крыму обосновались и работали под патронажем турецкой разведки такие радикальные исламистские группировки, как «Хизб-ут-Тахрир», «Ат-Такфир-валь-Хиджра», «Джамаат Таблиг» и др. К ним стекались финансовые ручейки из Саудовской Аравии, Кувейта и Катара — стран, которые поддерживали исламистов на Ближнем Востоке, Балканах и Кавказе. Эксперты не исключали того, что при определенном ходе событий Крым мог быть включен в дугу нестабильности, охватывающую юго-восточные и южные рубежи евразийского геополитического пространства. Поэтому действия Турции на этом направлении не имели принципиального отличия от того, что она делала в ходе «арабской весны» и последующих потрясений на Ближнем Востоке. В этом смысле новый проект Джемилева и Чубарова — замкнуть культурные, идеологические и политические процессы в крымско-татарской среде на Турцию — имеет многоплановый характер.

Начнем с Турции, где проживает значительная диаспора крымских татар. Ранее лидеры Партии справедливости и развития, имея в виду многопрофильное торгово-экономическое сотрудничество с Россией, были вынуждены действовать в отношении крымских татар в ограниченном параметре. Анкара, хорошо ориентируясь в ситуации на Украине и в Крыму, знает, что среди членов меджлиса нет полного единства во мнениях, поскольку многие из них идут на сотрудничество с крымскими властями и поддерживают воссоединение Крыма с Россией. Поэтому Анкара пыталась выступить в роли посредника между опальными в глазах России Чубаровым и Джемилевым и Москвой, предлагая даже проводить конгресс крымских татар в Киеве или в Румынии. Президент России Владимир Путин и глава Турции Реджеп Эрдоган не раз по телефону и при личных встречах обсуждали положение дел в Крыму.

Ситуация однозначна. Джемилев с опорой на Киев и при поддержке Эрдогана стремится создать в Крыму так называемую пятую колонну. Но в его действиях просматриваются и другие политические интересы, которые не совпадают с линией Эрдогана. Дело в том, что в Турции с 1970 года в ходе переписи населения не публикуются данные о национальном составе, тогда как турецкие социологи фиксируют резкий рост национального самосознания среди этнических меньшинств: курдов, алевитов, армян, туркмен, выходцев с Северного Кавказа и, конечно, крымских татар. Курды не первый год ведут вооруженную борьбу за автономию в Турции, а крымским татарам позволено создавать только национальные общества, строго ограничив их деятельность и определив, в частности, что эти общества не могут преследовать политические цели, связанные со статусом этноса, и т.д. Это резко диссонирует с открывшимися возможностями для крымских татар после воссоединения Крыма с Россией.

В новой Конституции Крыма крымско-татарский язык стал третьим государственным. Крымские татары сегодня представлены во всех органах власти республики. Поэтому когда президент Турции Эрдоган, выступая на конгрессе в Анкаре, заявил, что «Турция никогда не признает воссоединение Крыма и России», это вызвало далеко неоднозначную реакцию как среди крымско-татарской диаспоры, так и в самом обществе. Это выступление — возврат назад, а не шаг в будущее. Проблема состоит не в истории, а в нежелании Анкары решать обозначившийся у нее национальный вопрос, поскольку она ничего в этом отношении не предлагает крымским татарам. А крымским татарам, гражданами России, давно пора осудить имеющиеся в Турции притеснения своих соплеменников. Тем более что побывавшие в Крыму европейские парламентарии не нашли там притесненных людей, а только тех, что с облегчением вздыхают, вспоминая свой недавний выбор и глядя на Украину и Донбасс. Может случиться и так, что уже крымские татары превратятся в какую-то «колонну» для Анкары.

Порошенко готов предоставить Крыму статус национально-территориальной автономии в составе Украины, то есть он решил дарить то, что ему уже не принадлежит. В то же время в складывающемся политическом контексте это — удар по Эрдогану. Правда как раз в том, что многие общественные деятели крымских татар в Турции другими глазами начинают оценивают политику русского соседа, видя, как Украина и Турция вместе погружаются в политический и геополитический хаос.

Источник


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют