Авторизация
 
  • 12:21 – Курица «40 зубчиков чеснока» (рецепт) 
  • 12:13 – День Вооруженных сил Украины-2016: история и традиции 
  • 12:13 – Новый год 2017: кому и что принесет огненный петух 
  • 12:12 – Погода в Казани: когда стихнет метель 

Алексей Албу: Европейские левые приехали в Алчевск получить боевой опыт (интервью)

184.73.122.162

Алексей Албу: Европейские левые приехали в Алчевск получить боевой опыт (интервью)Интервью автора «Украина. Ру» Александра Чаленко с депутатом Одесского облсовета, одним из лидеров Русской весны в Одессе и активным участником событий 2 мая В настоящий момент Албу «эмигрировал» в ЛНР и помогает молодой республике в становлении ее государственности.

— Алеша, почему и как ты решил вступить в бригаду «Призрак» Алексея Мозгового?

— Я решил вступить в «Призрак» по разным причинам. Главная — я хочу сделать все, что в моих силах, для свержения киевской власти националистов и олигархов. Также я хочу помочь подразделению, моим товарищам, которые воюют в нем. Но помочь, не воюя, а организационно.

Я не хочу принимать участие в боях, и дело здесь не в страхе, а в моем мировоззрении — я не могу убить человека, потому что буду мучиться всю жизнь, жалея, что лишил кого-то сына, отца или брата. У меня даже удостоверение без права ношения и хранения оружия. Поэтому я решил помочь другим способом.

— Чем ты занимаешься в бригаде?

— Я стал специалистом по финансово-экономическим вопросам. Так как это не армия, а народное ополчение, то пока здесь нет должностных инструкций, и точно определить, что входит в мои обязанности, неясно.

Могу только определить цели, которые перед собой поставил. У подразделения есть потребность в нормальном обеспечении бойцов едой, а также обязательства перед малоимущими слоями населения, которых нужно кормить.

Алексей Борисович Мозговой пытался решить эту задачу путем создания военного хозяйства. И я хочу помочь продолжить его дело.

— Как тебя приняли в бригаде?

— В «Призраке» меня приняли очень хорошо, потому что здесь воюют мои товарищи из «Боротьбы» и коммунисты из других организаций.

Некоторые «призраки» знали меня после попытки создания Одесской Автономной Республики 3 марта прошлого года и организации штурма обладминистрации, а также после событий 2 мая. Поэтому в особом отделе меня практически не проверяли, сказали, что есть хорошие отзывы из Одессы.

— Удалось ли тебе поговорить с Мозговым? И если да, то какое впечатление он на тебя произвел?

— С Мозговым мне удалось встретиться во время Антифашистского Форума, прошедшего в Алчевске 7–8 мая. Он произвел на меня очень хорошее впечатление, хотя я видел его и до этого.

Он сумел создать некий образ борца за справедливость, который притягивает тысячи людей, который востребован среди простого народа. И этот образ будет жить еще долго.

— Ты веришь в то, что его убило украинское спецподразделение «Тени»?

— Мне тяжело судить о его убийстве, потому что я не знаю местных «раскладов». Ходят разные слухи, сплетни, разговоры… Кто-то считает, что это сделали из-за борьбы за алчевский меткомбинат, кто-то связывает убийство с захватом птицефабрики, принадлежащей украинскому олигарху Бахматюку.

Наши осведомители из украинской армии доказывают мне, что это сделали «Тени», что данная группа существует. То есть, им предоставляют именно такую информацию.

Но повторюсь, это все слухи, а кто за этим стоит на самом деле, я не знаю. Я считаю, что новый командир подразделения сделал очень правильное заявление, в котором сказал, что многие призывают мстить, но кому мстить — он не знает. Я поддерживаю такую позицию.

— Каким теперь стали Алчевск и «Призрак» после гибели Мозгового?

— Мне тяжело судить об изменениях бригады и города после гибели Мозгового, потому что я не знаю, как они выглядели до. Но народ искренне скорбит. Мозгового любили.

— Что из себя представляют левые, которые пришли воевать или помогать в батальон «Призрак»?

— Левых в «Призраке» весьма много. И очень много именно иностранных левых, которые считают, что капиталистический кризис приведет к дестабилизации обстановки внутри их стран и приехали сюда набраться опыта, подготовиться к подобному сценарию. Многие руководители «Призрака» левые.

Но большинство аполитично — воюют против националистов, воюют, чтобы освободить свою землю, защитить своих близких. Здесь есть члены «Украинской Красной Армии», созданной в мае прошлого года, подпольщики, которые прошли через украинские застенки.

Также в составе «Призрака» воюет ДКО — Добровольный коммунистический отряд, который держит позиции на 44 блокпосту, а также в районе поселка Донецкого. Многие левые работают в Информотряде, в политотделе, и в других структурах «Призрака», который действительно более «левое» подразделение, чем остальные. Хотя коммунистов в ЛНР очень много.

— Как тебе, одесситу, Алчевск? Что нравится, а что нет?

— Если говорить об Алчевске, конечно, он не сравнится с моей родной Одессой, но мне этот городок нравится больше, чем Луганск. Одна проблема — практически нет воды. Ее включают один раз в 2–3 дня. И из-за выбросов заводов воздух отвратительный, что доставляет мне немало неудобств — я астматик и начал часто задыхаться. Но, несмотря на это, я буду продолжать помогать бригаде.

— Многие говорят о том, что Новороссия, чем дальше, тем больше становится Россией — российские деньги вошли в финансовую систему ДНР/ЛНР, российскими кураторами забиты все властные кабинеты, образование переходит на российские стандарты. А ты лично чувствуешь, что Алчевск де-факто становится Россией?

— Я не могу согласиться с таким утверждением. Да, действительно, здесь можно использовать российские деньги, и это очень удобно. Но рассказы о сотнях кураторов из РФ, контролирующих каждый шаг в молодой народной республике, сильно преувеличены.

Да, здесь есть много россиян, но все они — добровольцы, приехавшие помочь. Это искренние люди, которые хотят сломить хребет неонацистской системе, сложившейся на Украине.

Говоря о стандартах в сфере образования, нужно признать, что все выпускники ВУЗов оказались в очень непростом положении, ведь Украина больше не может выдавать дипломы. И я очень рад, что Российская Федерация не бросила этих молодых людей и признала дипломы, выданные в ЛНР, дав тем самым возможность выпускникам найти работу.

— Многие левые в России и на Украине поддержали евромайдан и не поддерживают Новороссию. Почему?

— Это очень сложный вопрос, и на него тяжело ответить двумя словами. Да, действительно, многие люди, называющие себя «левыми», поддержали государственный переворот на Украине.

Но как «левый» может поддерживать нацистов из «Правого Сектора»*? «Левый» должен быть на стороне прогресса, а то, что происходит на Украине — это откат в феодализм.

Для коммуниста основным вопросом должен стать вопрос собственности на средства производства. Здесь, в Новороссии, огромное количество предприятий национализировано, рабочие пытаются создать советы трудовых коллективов и управлять предприятиями самостоятельно. На Украине же — такой вопрос не стоит вообще.

В этом отлично разобрались европейские «левые», которые едут со всех концов Европы воевать за молодые народные республики, но в этом, к сожалению, не смогли разобраться часть украинских и российских «леваков». После поддержки правонационалистических сил я не могу считать их «левыми». Это такие же враги. Охранители праволиберального режима Порошенко.

— Как у вас, в Алчевске, складываются отношения с русскими националистами, имперцами, монархистами? Приходилось ли с ними сталкиваться?

— Я нахожусь здесь относительно недолго, но мне с пророссийскими правыми сталкиваться не пришлось. Я не видел ни одного русского националиста, хотя рассказывают, что они где-то есть.

С людьми, которые придерживаются монархических или имперских взглядов, мы пытаемся дискутировать, объяснять, что сегодня идея монархии абсурдна, потому что невозможно установить преемника престола, а также объяснять причины, почему мы, коммунисты, выступаем против сосредоточения власти в одних руках и передачи ее по наследству.

С «имперцами» обычно происходят дискуссии на тему исторического прошлого и взаимоотношений между угнетенными народами, входящими в состав Российской Империи.

Как правило, все приходят к выводу, что никто не стремится к угнетению других народов, и что вопрос взаимоотношений между представителями различных национальностей лучше всего был решен в СССР. Для просвещения бойцов существует политотдел, который работает в этом направлении.

Источник


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют