Авторизация
 
  • 01:59 – Отель Элеон 10 серия 12.12.2016 сериал смотреть онлайн 
  • 01:59 – Биатлон 2016-2017: расписание, состав сборной России, 2 этап 
  • 01:59 – СашаТаня 3 сезон 17 серия 08.12.2016 смотреть онлайн 
  • 01:59 – Пенсии в России в 2017 году: когда будет индексация, повышение военным, что с работающими, индексация неработающим, последние новости 

Россия может потерять сотни миллиардов долларов

54.204.247.205

Россия может потерять сотни миллиардов долларовКак предотвратить экспроприацию зарубежных активов нашей страны и возможно ли это вообще?

Россия даст достойный ответ на попытки имущественного рэкета со стороны Украины и Запада. Об этом 2 июня заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков , встречаясь с журналистами.

«Это вопрос …из юридической плоскости… Естественно, Москва будет делать все, что необходимо в рамках международного законодательства», – подчеркнул Песков, пытаясь развеять опасения представителей СМИ относительно возможной волны арестов российской собственности за рубежом.

Аналогичная попытка успокоить общественность просматривается и в выступлении пресс-секретаря Управделами президента Виктора Хрекова. По его словам, российскую собственность на Украине будет защищать Росзагрансобственность, которая находится в ведении Управления делами президента РФ.

Виктор Хреков обосновал свой оптимизм историей вопроса. Дело в том, что попытки арестовать заграничное имущество России в качестве компенсации за убытки в результате потери Крыма предпринимались и ранее, «поэтому действия в правовом поле Росзагрансобственности отработаны».

При этом г-н Хреков почему-то забыл упомянуть прецедент, который создал 25 ноября прошлого года Ровенский апелляционный хозяйственный суд. Эта судебная инстанция признала право собственности Украины на трубопроводы «Транснефтепродукта» («дочки» российской «Транснефти»), которые проходят по её территории.

Так же небесспорно прозвучало утверждение Виктора Хрекова о том, что «на самой Украине нет ни одного объекта, принадлежащего РФ». Видимо, чиновник использует понятие «государственный объект» в предельно широком понимании. Поскольку на Украине есть отделения того же Сбербанка, учредитель и основной акционер которого — Центральный банк Российской Федерации. То же самое касается украинских филиалов российского ВТБ.

Поводом для заявлений высокопоставленных российских чиновников стал демарш премьер-министра Украины Арсения Яценюка, который пообещал судиться с Москвой по поводу потери имущества в Крыму. Более того, сезон «судебной охоты» на российские активы за рубежом в качестве компенсации потери Украиной Крыма уже открыт – Киев подал против РФ соответствующие иски в ЕСПЧ.

Вообще оптимизм российских властей по поводу якобы имеющихся у России возможностей отбиться от имущественных преследований со стороны Запада, действуя исключительно в юридической плоскости, представляется малообоснованным. Подтверждением чему может служить известное решение Третейского суда в Гааге, который удовлетворил требования бывших акционеров ЮКОСа к России, присудив им 50 миллиардов долларов.

Об ангажированности международной Фемиды, которая используется западными элитами в качестве инструмента экономической войны с Россией, свидетельствует ещё одно скандальное решение. Речь идёт о вердикте ЕСПЧ, который вслед за Гаагой присудил акционерам ЮКОСа 1,9 млрд. евро в качестве компенсации за финансовые потери в результате национализации компании Михаила Ходорковского.

Бывшие инвесторы ЮКОСа уже начали обращаться в национальные суды с исками о претворении в жизнь решений упомянутых инстанций. По мнению многих комментаторов, рассчитывать на их объективность РФ не приходится. Так что Москве стоит заранее озаботиться поиском более серьёзных аргументов (чем сугубо юридические), чтобы предотвратить возможную волну массовой «экспроприации» российских активов за рубежом.

РФ и российский бизнес могут защитить свои активы на Украине только одним способом – путем вывода их из этой страны, считает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

– Другого способа защитить нашу собственность, нет. Наши западные «партнеры» организовали госпереворот на Украине. Поддержав его, Запад зафиксировал, что виновата во всём Россия. И люди, которые смеялись над официальным представителем Госдепа США Дженнифер Псаки, были неправы. Потому что она высказала формулу всей западной политики – я ничего не знаю, но виновата Россия.

То есть, нас «назначили» виновными за всё. И в этой ситуации единственный способ защитить свои активы — это вывести их.

– Как следует понимать заявление пресс-секретаря Управделами президента Виктора Хрекова о том, что на самой Украине нет ни одного объекта, принадлежащего РФ?

– Г-н Хреков демонстрирует ведомственную позицию. Видимо, он имеет в виду, что госсобственность это то, что принадлежит государству. При этом он ещё смотрит на проблему с точки зрения управделами президента. Для него ВТБ и Сбербанк — не собственность России, потому что это частичная государственная собственность.

А, во-вторых, это не «собственность» управделами. Она находится в других ведомственных руках и карманах. Но с точки зрения тех, кто пришёл нас грабить в феврале прошлого года в Киеве, это российская собственность.

У этих людей не было и нет других идей, кроме призыва: «давайте, ограбим москалей!». Киевский режим не станет вникать в детали, он будет отнимать всё.

– Естественно, что киевских деятелей не остановит соглашение об уплате долгов в обмен на собственность между Россией и Украиной, подписанное после распада СССР. Хотя Россия выполнила свою часть договора, расплатившись по долгам УССР.

– Опять же, это ни от чего нас не может застраховать. Специфика украинской государственности заключается в том, что, если не ошибаюсь, они не ратифицировали ни одного соглашения. А даже если что-то и ратифицировали, то потом не выполняли. За все годы своего существования, украинская государственность никогда не выполняла обязательств, которые на себя брала.

Нужно понимать, что право больше не имеет смысла. Оно существует в отношении равных по силе партнеров. Если мы равны по силе и не хотим бить друг друга в морду, тогда между нами возникают правовые отношения.

За последний год, когда Россию превратили в «урну для плевков», а Москва утиралась и три раза (минимум) спасала майданный режим своими деньгами, новые власти в Киеве и их хозяева на Западе поняли, что им можно творить всё, что угодно. И то, что произошло в ФИФА, это только начало.

Потом будет ограбление Сбербанка и вообще любого российского имущества за границей, которое формально даже может не быть собственностью РФ. Западная Фемида объяснит, что оно когда-то «рядом лежало» с собственностью РФ. И всё это будет украдено.

– Поможет ли нам выход из юрисдикции международных судов и внесение поправки в Конституцию о признании верховенства российского права над международным?

– Мы можем признать всё, что угодно. Мы в своё время не ратифицировали договор к Энергетической хартии. Тем не менее, на основании не ратифицированного нами договора международные суды присудили нам штраф в $50 млрд.

Мы должны полностью выйти из всей международной юрисдикции. Кроме той, которая необходима для сохранения нормальной внешнеэкономической активности. Чтобы корабли плавали, самолеты летали, чтобы можно было что-то продавать и покупать. Но примата международного права в России не должно быть.

Но ведь мы до сих пор члены ВТО. Страны Запада, введя экономические санкции в отношении нас, грубейшим образом нарушили правила этой организации. А мы утираемся, делаем вид, что ничего не произошло. Более того, продолжаем придерживаться правил ВТО в одностороннем порядке.

Заявления Пескова и Хрекова о том, что Россия способна последовательно и эффективно защищать свои интересы за рубежом, представляет попытку выдать желаемое за действительное, утверждает независимый экономист, инвестиционный консультант Владислав Жуковский.

– Давайте посмотрим на ситуацию с нашими золотовалютными резервами. Сегодня их объем составляет порядка $360 млрд. При текущем обменном курсе рубля к доллару это огромные деньги, без малого 19-20 трлн. рублей. По сути, полтора наших годовых федеральных бюджета или 20% ВВП России. И эти колоссальные средства на 99% находятся в юрисдикциях тех стран, которые проявляют откровенную враждебность по отношению к нам.

37% наших ЗВР — во французской юрисдикции, 28,5% — в американской, 26% — в британской, частично в японской и канадской. То есть, более 90% наиболее ликвидных стратегических активов РФ находятся в юрисдикции стран, которые проводят откровенно агрессивную политику по отношению к России.

– Эти средства вообще никак не защищены? Их можно вот так просто взять и не отдать?

– Сами сотрудники ЦБ, отвечающие за управление и сохранность международных валютных резервов, в приватных беседах признают, что если завтра США решат ввести ограничения на движение наших валютных резервов (включая «замораживание», арест и даже конфискацию), мы ничего не сможем предпринять.

Найти наши активы (если они будут номинированы в американских и канадских долларах, евро, японской йене, фунтах стерлингов) не проблема. Потому что все эти деньги проводятся через банки США, Великобритании и т.д. По корсчетам финансовых институтов из этих стран они проходят обработку в крупнейших расчетно-клиринговых центрах. В общем, спрятать их будет практически невозможно.

То есть, наши финансовые резервы находятся под «дамокловым мечом». На эти вопросы очень не любят отвечать наши элитные либералы вроде Грефа, Чубайса, Кудрина и прочих. При том, что лучшие экономисты – Катасонов, Делягин, Глазьев, Хазин, Болдырев на протяжении последних пяти-шести лет буквально «на пальцах» показывали возможные механизмы экспроприации нашего госимущества за рубежом. Резервный фонд — это та самая «верёвка», на которой Запад может «повесить» нашу экономику и государство.

– Но определенные меры российские власти всё же предпринимают. В частности, только в 2014 году РФ вернула более 52 миллиардов долларов, вложенных в казначейские ценные бумаги США. И этот процесс продолжается. Плюс стало известно, что мы выходим на долговой рынок Китая с инструментами, номинированными в юанях.

– Вопрос же не стоит так, что мы будем вкладывать свои деньги в китайские гособлигации. Да, мы практически в два раза сократили вложения в американские «казначейки» (US Treasures): со $120 млрд. до примерно $65 млрд. Разница в том, что Америке мы даём в долг, а у Китая планируем занимать (как на государственном, так и на корпоративном уровне).

В данном случае, КНР просто диверсифицирует свой кредитный портфель. Получив возможность вкладываться не только в ценные бумаги правительства США (где он постепенно сокращает свою долю), но и начать кредитовать Россию.

Есть один важный нюанс – когда у нас два ключевых международных рейтинга из трёх находятся вне инвестиционной зоны (в спекулятивной зоне), когда нас перестали кредитовать на Западе, Китай воспользуется этой ситуацией как монополист. В лучшие времена мы могли занимать на Западе под 3-3,5% годовых, в разгар кризиса были вынуждены брать под 8-9%, у Китая средняя ставка, я думаю, будет не ниже 6-7%.

– Вы нарисовали весьма безрадостную картину. Каким же образом можно спасти наши активы, хотя бы частично?

– Во-первых, нужно провести их полную ревизию. Надо понять, сколько у нас денег реально находится за рубежом. Если верить оценкам ЦБ, то наши активы за рубежом составляют сумму порядка $1,3 трлн. При этом наши пассивы за рубежом (то есть, то, что мы можем не отдавать, если захотим) равняются $970 млрд.

Получается, если начнется «размен активами» (они арестовывают наши, мы арестовываем их), РФ окажется в проигрыше. Потому что наша чистая инвестиционная позиция составляет $336 млрд. Это отрицательное сальдо в виде того, что мы вывели за рубеж.

При этом подчеркну, что прямых зарубежных инвестиций у российских юрлиц и физлиц примерно на сумму $430 млрд., портфельных (спекулятивных) $60 млрд., производных инструментов на $17 млрд. А прочие инвестиции в виде покупки валюты и кредитов — это практически $410 млрд. Плюс есть госрезервы на сумму $360 млрд.

$1,3 трлн. после обвала рубля — это практически 85-90% нашей экономики. Но, по моим оценкам, за рубежом у нас находятся активы на ещё большую сумму (дополнительно $1,5 трлн.). Это то, что было незаконно вывезено из РФ частным сектором (компаниями и банками) за последние 24 года.

– Использование оффшорных схем представляет дополнительную угрозу в ходе экономической войны с Западом?

– Средства, хранящиеся в оффшорах, это вообще элементарно конфискуемые активы. Частично они учтены в нашей международной инвестиционной позиции (т.е. входят в упомянутые $1,3 трлн.). Но, по моим представлениям, в оффшорах ещё сверху находится примерно $1,5 трлн. Это те активы, которые были выведены за счет разграбления и мародерства на территории постсоветской России.

Защитить их от ФРС, ЕЦБ, Банка Великобритании, Японии и Швейцарии будет практически невозможно. Их происхождение просто будет признано незаконным. Никто не сможет четко обосновать, как появились эти сотни миллиардов долларов. Что вполне понятно – эти деньги были заработаны на коррупции, на распиле бюджета, на незаконной внешнеэкономической деятельности, на фиктивных операциях с капиталом, скупке товаров по завышенным ценам.

– Возможны ли с нашей стороны какие-то ассиметричные меры? Вроде обсуждавшегося запрета на пролет над Сибирью для самолетов западных авиакомпаний.

– Давайте отдавать себе отчет о масштабах экономического потенциала тех, кто объявил нам войну. Даже до последней шоковой девальвации Россия была всего лишь девятой экономикой в мире ($2,1 трлн.). Для сравнения: экономика США — это $17 трлн., ЕC – $13 трлн. Китая – $9 трлн. (но он нейтрален и за нас едва ли выступит). Плюс есть ещё Япония. То есть, против России выступают страны, суммарно представляющие более 60% мирового ВВП. Это где-то в 15-17 раз больше нас.

В этой связи любые асимметричные действия будут затруднительны. Асимметрия возможна лишь там, где противник критически зависит от вас. Понятно, что в нашем случае это углеводороды (да и то, это в большей степени касается лишь стран Центральной и Восточной Европы). Зато Запад не зависит от нас по рынку капитала, по кредитам, технологиям и т.д.

Конечно, можно запретить пролет самолетов над Сибирью, западные авиакомпании понесут издержки. А если западные страны в ответ запретят любые наши полеты (кроме внутренних, по России)? Что мы будем делать?

– Очевидно, что главный удар по российскому имуществу будет нанесен на территории Украины, которая инициирует «компенсационные» иски против РФ. Чьи позиции в возможной «войне экспроприаций» сильнее?

– По моим подсчетам, размер российских активов на Украине составляет примерно $40-50 млрд. Здесь присутствуют такие крупные игроки как Сбербанк, ВТБ, «Индустриальный союз Донбасса», Альфа-банк, «Мегаполис», «Запорожсталь», ТНК-BP, Проминвестбанк, сотовые операторы «МТС-Украина» и «Вымпелком». И это далеко не полный перечень.

Одних кредитов наши банки выдали украинским физическим и юридическим лицам на $20-30 млрд. Кроме того, мы помним, что Украина должна России $3 млрд. по еврооблигациям, выданным в конце декабря 2013 года. Для майданного режима отхватить такой «лакомый кусок», конфисковав наши активы, это «святое дело».

Наконец, киевские власти уже заявили о том, что они выставят нам счёт за «оккупацию» Крыма на $45-50 млрд. Обратите внимание, как совпадают цифры – их финансовые претензии по Крыму и размер наших активов на Украине. Под сурдинку мифа о том, что Россия это «страна-оккупант и агрессор», они постараются забрать наши активы на Украине.

Практика («дело ЮКОСа») показывает, что международные суды могут их поддержать. А о возврате $3 млрд. по еврооблигациям, выданным в конце декабря 2013 года, вообще можно смело забыть. Так же как и про скидки, которые предоставлял «Газпром» в предыдущие годы.

Теперь посмотрим, какие украинские активы есть на территории РФ. «Рошен» Петра Порошенко, три шахты в Ростовской области и обогатительная фабрика, которыми владеет Ринат Ахметов, автосалоны в Москве и Санкт-Петербурге Тариэла Васадзе, лицензия на освоение газового месторождения в Адыгее, которую приобрел Фирташ, плюс Армавирский завод тяжелого машиностроения Юрия Иванющенко. Это явно несопоставимый объем активов для того, чтобы наш ответный удар был эффективным.

– Вы хотите сказать, что втягиваться в прямой размен «конфискациями» с Западом бессмысленно и бесперспективно? То есть, конструктивной программы у России нет?

– Мы не должны играть в те игры, которые навязывают нам американцы. Потому что тогда получается, что мы играем на чужом поле, чужим мячом, с чужим арбитром и по чужим правилам. США всегда переиграют РФ в такой игре. Москве следует действовать более умно и грамотно. А именно, всячески подрывать ту мировую финансово-экономическую и управленческую архитектуру, которая была выстроена американцами в целях продвижения долларовой глобализации.

Мы должны отвесить болезненную оплеуху Западу, так, чтобы это имело системный и значимый характер. А не просто отказываться запускать какие-то спутники в космос на своих ракетах-носителях (которые и без того падают).

Нужно разрушать те институты глобального управления, которые значимы для обеспечения гегемонии Вашингтона и Брюсселя. Прежде всего, речь идет о ВТО. Не надо говорить сегодня про необходимость «уважения международного права», ожидать, что Запад отменит санкции. Наши власти должны четко заявить о том, что ВТО — это инструмент глобального порабощения и колониального разграбления слаборазвитых стран мировой периферии.

Если РФ выйдет из ВТО, за нами автоматически могут последовать 2-3 десятка государств: Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Африки. Не исключено, что этот процесс затронет даже Восточную Европу.

Это будет удар, который выбьет из-под контроля американских и европейских корпораций огромный финансовый кусок размером в триллионы долларов. Во-вторых, Москве следует более активно создавать региональные фонды развития, альтернативные МВФ и ВБ.

– Собственно говоря, первый шаг уже сделан – страны БРИКС объявили о создании собственного Банка развития, а также Пула валютных резервов в качестве замены МВФ.

– Этот процесс нужно резко активизировать. С помощью этих институтов страны БРИКС должны выступать общим фронтом, осуществляя инвестиции в странах Азии, Африки, Латинской Америки.

Плюс, самой собой, пора заняться введением ограничений на движение капитала, особенно спекулятивного. Что должно сопровождаться переходом к политике разумного протекционизма. Грубо говоря, немедленно выходим из ВТО и начинаем высокими пошлинами закрывать те ниши, где мы можем производить конкурентоспособную продукцию. И, наоборот, максимально снижать их там, где мы можем закупать оборудование и необходимые технологии. Например, у Китая, Индии, Бразилии.

Для американцев самое страшное — это разрушение глобальной системы торговли, движения капиталов, финансовых расчетов. То есть, речь идет о создании систем, альтернативных SWIFT. Также для США представляет опасность усиление военного присутствия России в виде военных баз или совместных учений. Особенно в азиатском регионе и на Ближнем Востоке, во Вьетнаме, в Венесуэле, на Кубе.

В общем, нужно срочно перестать играть в поддавки с Западом.


Источник: www.km.ru


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют