Авторизация
 
  • 14:03 – Турецкая подлодка потопила фрегат – Видео с места события 
  • 14:03 – Дэвид Бекхэм снялся в социальной рекламе ЮНИСЕФ (видео) 
  • 14:02 – Маша Собко прогулялась по Нью-Йорку в халате и босоножках (фото) 
  • 14:02 – Снегопад в Москве 6 декабря 2016 года: новые погодные рекорды, автомобильные пробки и прогноз погоды на завтра 

Посол России: Москву и Минск серьезно беспокоит активизация НАТО (интервью)

54.205.140.252

Посол России: Москву и Минск серьезно беспокоит активизация НАТО (интервью)10 февраля свой профессиональный праздник отмечают российские дипломаты. Накануне этой даты интервью РИА Новости дал дуайен дипломатического корпуса, аккредитованного в Белоруссии, посол РФ в Республике Беларусь Александр Суриков. Глава дипмиссии рассказал о развитии белорусско-российских политических и экономических отношений, высказал свою точку зрения на некоторые проблемы двусторонних связей.

—  Как российские дипломаты чувствуют себя в Минске? За годы вашей работы в Белоруссии произошла ли какая-то трансформация задач посольства?

— Дипломату гораздо сложнее работать в дружественной стране: он здесь не только дипломат, но и как бы политик, который, сопоставляя интересы двух стран, пытается объединить народы, руководство стран, привнести дополнительно и что-то общее в нашу жизнь. В таком случае работа — не только кулуарные дипломатические встречи.

Вторая особенность — это экономические оттенки дипломатии, особенно это касается дипломатии в странах СНГ. Успешно в этом направлении работают российские и белорусские дипломаты. С 2006 года, когда я возглавил посольство, белорусско-российский годовой товарооборот с 15 миллиардов долларов вырос до 40 миллиардов долларов. Белоруссия не самая гигантская страна в мире, но рост товарооборота достигается за счет усилий по кооперации наших производителей. Созданы совместные производства в Российской Федерации — почти 1,5 тысячи, 2,7 тысячи предприятий с российским участием работают в Белоруссии. И все больше заводов военно-промышленного, машиностроительного комплекса налаживают кооперационные связи. И это дает эффект. Вот это и есть главная работа дипломата, как мне кажется, на нынешнем отрезке политической жизни мира. То есть на первое место выходит не чисто дипломатическая работа, а экономические интересы твоей страны, естественно, сопряженные с экономическими интересами страны пребывания.

— Как вы можете оценить развитие российско-белорусских политических и экономических отношений в течение последнего года? Удалось ли снять какие-то застарелые проблемы? Возникли ли новые?

— Начал свою работу Евразийский экономический союз и пополнился еще одним членом. Это самая главная политико-экономическая задача 2014 года, которая решена по состоянию на 1 января. Положительно развивались политические контакты. Президент России был в Белоруссии пять раз, премьер-министр — два раза.

Но на пути развития есть и спорные моменты. Мы все были свидетелями в конце года споров по поводу поставок в Россию мясо-молочной, овощной и фруктовой продукции из стран Европейского союза через Белоруссию. Но это временные ситуации. Споры преодолеваются совместными усилиями, и они, вообще-то, не омрачают стратегического политического и экономического сближения двух народов — России и Белоруссии.

—  Россельхознадзор практически ежедневно докладывает о забраковке очередной партии белорусских продуктов питания. Все упирается только в качество или политический момент все-таки присутствует? Какие пути решения этих проблем вы видите?

— Во-первых, не всегда белорусской продукции. Инициатором создания этой продукции в большой степени являются российские оптовики, которые сфабриковали на территории Белоруссии временные фирмы. Они и раньше поставляли продукцию из Евросоюза. Теперь они зарегистрировались в Белоруссии, потому что в России опаснее, и переваливают продукцию из Евросоюза в РФ, зачастую используя поддельные документы, а иногда и покупают их у чиновников низкого звена. Как правило, продукция не очень качественная. Пользуются поддельным документом какого-то мясокомбината из Белоруссии, а наши службы начинают накладывать санкции на белорусский мясокомбинат. Совершенно правильно работают российские надзорные службы. Сейчас они нашли возможность более тесного взаимодействия с белорусскими коллегами и вышибают с рынка некачественную продукцию. Главное не то, сколько продали, а здоровье. Ведь в продуктах, о которых идет речь, чего только нет — и геном АЧС, и антибиотики, и гниль. Эти временные фирмы не чураются ничего, лишь бы заработать. Я считаю, что мы здесь правильно действуем. Не без споров, потому, что иногда в мясорубку попадает реальный производитель, который к этому просто непричастен, но его печатью кто-то воспользовался. Это не политика. Это реальное противостояние некачественной продукции.

— Снижение курса российского рубля подтолкнуло руководство Белоруссии просить российских партнеров рассчитываться за поставленную продукцию в долларах. Считают ли в России это справедливым? Ведь за энергоресурсы Белоруссия платит в долларах.

— Я думаю, вопрос как-то должен решаться. Проблема не в том, в чем платить, а в том, что девальвация российского рубля на 1 января 2015 года была более глубокой, чем белорусского рубля, и расчеты в российской национальной валюте невыгодны. Допустим, раньше было рентабельное предприятие, поставляло в Россию, например, мясо. Теперь российский рубль обвалился и предприятие поставляет продукцию значительно дешевле по отношению к конвертируемым валютам, а часть компонентов для производства мясной продукции закупается за рубежом за валюту. Предприятие начинает терять на экспорте в Россию. Надо искать пути решения проблем белорусских экспортеров. Они же не виноваты, что российский рубль так себя повел. Один из путей решения проблемы — переход на расчеты в свободно конвертируемой валюте. Это раньше было. Мы не так давно начали расчеты в национальных валютах. Или вообще максимально, где это возможно, переходить на расчеты в национальных валютах, включая нефть, газ и все остальное.

— Может стоит задуматься об инструментах СВОП?

— Да. Подписал же наш Центробанк своповскую сделку с банком Китая. Белоруссия в свое время тоже подписывала сделку СВОП с Китаем. Правда, Белоруссии будет сложновато потому, что дефицит торговли Белоруссии с Россией большой за счет энергоносителей. Но это тоже решаемые проблемы. Я считаю, что нужно искать разумные действия, чтобы не страдали реальные производители продукции.

— На какой стадии в настоящее время реализация интеграционных проектов, которые давно на слуху (МАЗ-КАМАЗ, "Интеграл", МЗКТ, "Гродно Азот" и т.д.)?

— Все-таки в конце концов мы сошлись в оценках по "Интегралу", МЗКТ и "Пеленгу". Будут дальнейшие движения, раз есть оценки, к тому, как объединять активы этих предприятий и российских. По "Гродно Азоту" ситуация пока остается такой, как была. Конечно, белорусской стороне хотелось бы, чтобы в активы "Гродно Азот" вошел реальный добытчик российского газа. Идет обсуждение этого вопроса. Но первый и второй конкурс, как вы помните, ничем не закончились. Видимо, есть проблемы в цене акций и инвестиционных условиях. Работа продолжается.

По МАЗу-КАМАЗу сложно сказать. Нет системообразующих подходов. Ситуация опасная, потому что они с российских рынков выталкиваются другими производителями автомобильной продукции того же класса. И стратегическое понимание у обоих предприятий есть, что противостоять этому можно только объединившись. Но как объединиться, чтобы стратегически сохранить и МАЗ, и КАМАЗ, пока не договорились. Я думаю, что переговоры будут продолжаться дальше. Есть опасения белорусской стороны, и небезосновательные, да и у нас есть опасения. Я думаю, что в 2015 году работа будет продолжена.

— Многие эксперты прогнозируют, что после резкого сокращения ЗВР Белоруссии придется проводить новые внешние заимствования…

— Я слушал недавнюю пресс-конференцию президента Белоруссии и так понимаю, что миллиард уже нужен, а учитывая, что ситуация, честно сказать, не сильно улучшается, то я считаю, что при ближайшем рассмотрении эта цифра может быть откорректирована в сторону увеличения. От налогового маневра, на который в том числе рассчитывал бюджет Белоруссии, все-таки он много недополучит в связи с объективным снижением цен на нефть и нефтепродукты. Это дело правительства Белоруссии — обращаться или не обращаться за заимствованиями, но скажу объективно, что мы всегда помогали, помогаем и помогать Белоруссии будем.

— На ваш взгляд, в условиях ухудшения экономической ситуации в регионе необходимо ли Союзному государству или ЕАЭС проводить общую финансово-экономическую политику, ускорить формирование единого финансового рынка ЕАЭС? Стоит ли активнее рассматривать вопрос о создании единой платежной системы и валюты союза?

— Не надо гнать лошадей. Почему у нас не возникло единой валюты Союзного государства? Не успели чернила просохнуть под договором о его создании, не принят был даже юридический акт, который давал бы право являться субъектом международного права, как сразу начали заниматься валютой. Валютой чего? Валютой отсутствующего юридического лица. Сейчас то же самое. Что это будет за валюта? Евразийский экономический союз не имеет в своих функциях, определенных соответствующими соглашениями, ни единой платежной системы, ни единого фондового рынка, ни единой валюты. Это лишь перспектива его развития. Тоже не надо гнать лошадей. По тем четырем свободам, по которым определился в своих документах Евразийский экономический союз, надо встать на ноги, прекратить всякие преференции, препоны, барьеры и так далее. И потом только, если все будет нормально по четырем свободам — движению товаров, услуг, капитала и рабочей силе, — надо обсуждать единую валюту, фондовый рынок и все остальное. И не надо торопиться. Иначе мы опять все скомкаем.

— Как в России оценивают позицию руководства Белоруссии по Украине?

— Мы должны понимать, что Белоруссия — суверенное государство, хоть у нас и достаточно плотное политическое взаимодействие в рамках Союзного государства. Причем Белоруссия находится в большей зависимости от Украины, чем Россия. Товарооборот под 7 миллиардов долларов, что очень много для Белоруссии. Много родственных связей, больше, чем в России: пять областей Украины граничат с Белоруссией. В любом случае Украина для России и Белоруссии будет братской страной. И российская, и белорусская стороны должны приложить все усилия для того, чтобы Россия и Украина через какое-то время восстановили нормальные человеческие взаимоотношения.

Есть ошибки в политике, в экономике. Наверное, были, раз такая ситуация произошла. Так надо исправлять и восстанавливать братские отношения. Я считаю, что Белоруссия это с успехом делает. Может, кому-то у нас это и не нравится.

— В Минске состоялось уже несколько встреч по урегулированию ситуации на Украине. Считаете ли вы Белоруссию идеальной площадкой для этого? Есть ли от таких встреч реальный результат?

— Я думаю, что это очень хорошая, удачная площадка. Она была определена в разговоре двух президентов — Белоруссии и Украины в свое время. Толковая площадка. Во-первых, хорошая логистика. Во-вторых, нет никаких языковых ограничений. Нормальный формат. Нормальные договоренности.

Другой вопрос, что если договорился, то надо выполнять договоренности. Вот тут есть вопросы. Пока есть всякие попытки выйти из договоренностей, а это неправильно. Надо бы написать график выполнения договоренностей, а потом контролировать его выполнение, в том числе со стороны ОБСЕ.

— И Россия, и Белоруссия неоднократно выражали обеспокоенность в связи c активизацией НАТО у своих границ, особенно после начала очередного кризиса на Украине. Планируют ли страны совместные действия в этой связи, в том числе по усилению совместной группировки войск и обеспечению безопасности внешних границ Союзного государства?

— Безусловно, нас все это беспокоит. В свое время закончилась холодная война, закончил свое существование Советский Союз. Россия стала размером в половину СССР. Другие постсоветские государства тоже реальной угрозы не представляют странам Западной Европы, тем более Соединенным Штатам. Тем не менее развитие НАТО к границам России все ближе и ближе. Можно подумать, что эти вооруженные ребята идут дружить с нашими девушками? Только для этого обязательно нужно притащить с собой автомат, пушку, танк… То какое-то ПРО разворачивают. Якобы против Ирана. Но почему-то в Польше. Где Иран, а где Польша?

Это нас не может не беспокоить, потому что даже с обывательской точки зрения американский солдат не ради удовольствия едет из дома за столько километров. Он едет на случай особого периода, чтобы применить свою силу против того, к чьим границам он пришел. Мы эту обеспокоенность не раз выражали, начиная с мюнхенской речи президента. Последний штрих — это Украина. Что Украина нужна Соединенным Штатам? Да наплевать им на нее. Никто не будет кормить 40 миллионов человек за счет своего бюджета. Им нужно стратегическое пространство, сжимающее Россию. А точнее — разделяющее возможные интеграции между Россией и Европой. Конечно, все это беспокоит и Россию, и Белоруссию.

У нас прекрасно сотрудничают министерства обороны и в военной, и в военно-технической области. Мы расширяем свое сотрудничество, укрепляем региональную группировку войск. Укрепляются структуры ОДКБ, нацеленные против экстремизма и терроризма. Они становятся все более весомыми. Мы так же укрепляем белорусскую армию новым вооружением, естественно, в силу той внешней необходимости, которую нам все время создают.

— Белоруссия в прошлом году активизировала контакты с ЕС, в том числе идет работа над соглашениями об упрощении визового режима.

Усматривает ли Россия в этих действиях некий "разворот" республики к Западу в условиях противоречий в белорусско-российской торговле, о чем говорят некоторые наблюдатели? Как Россия будет реагировать на это?

— Россия до 2007 года имела договор о стратегическом партнерстве с Евросоюзом. Ни один представитель белорусской власти не сказал, что это уход от сотрудничества с Белоруссией. И после 2007 года мы продолжали работать над аналогичным договором, и только украинские события остановили эту работу. Мы открыто говорили и говорим, что мы видим себя взаимодействующими с Европой и с Америкой. Так почему Белоруссия не может взаимодействовать и с Европой, и с Америкой? И Евразийский экономический союз — с экономическими структурами европейскими и, я не исключаю, с североамериканскими? Не вижу здесь ничего антироссийского или обидного для России. Политика любого государства должна быть многовекторной. Мир не состоит из одной России для Белоруссии или одной Белоруссии для России.

— Россия согласилась в текущем году компенсировать Белоруссии потери от своего налогового маневра. Будет ли эта практика продолжена в последующие годы?

— Я думаю, что мы будем вести переговоры по 2016-му и последующим годам в рамках Союзного государства, потому что пока вопрос углеводородов выведен за сферу действия Евразийского экономического союза до 2025 года. Я думаю, что мы приняли очень хорошее продуктивное решение, оставив в Белоруссии полтора миллиарда пошлин от нефтепродуктов, выработанных из российской нефти. Я сторонник отмены вообще всяких пошлин на этом поле, потому что непонятно, что это за свобода перемещения товаров при наличии пошлин. И, соответственно, сторонник снятия ограничений с белорусской стороны, потому что их тоже хватает.

Источник: ria.ru


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют