Авторизация
 
  • 23:54 – "Дом-2" новости и слухи сегодня, 11.12.2016: на 6 дней раньше скандальные новости и сплетни "Дом-2" 11 декабря 
  • 23:46 – Новороссия 11 декабря 2016: новости, сводки ополчения Новороссии, последние новости Донецка 11.12.2016, обстановка в ДНР и ЛНР на сегодня, обзор боевых действий в Донбассе 11 декабря 
  • 23:46 – Сирия 11 декабря 2016: новости сегодня, сводки Алеппо и карта сейчас, 11 декабря, обзор военных действий в Сирии 11.12.2016, за последний час новости о войне в Сирии 
  • 23:28 – Год Петуха 2017: в чем встречать и что готовить на праздничный стол 

Опасные украинские игры: почему в Европе не осознают опасности войны? («Atlantico», Франция)

54.204.108.121

Опасные украинские игры: почему в Европе не осознают опасности войны? («Atlantico», Франция)На фоне возобновления боевых действий между поддерживаемыми Россией сепаратистами и украинскими силами 29 января в Европе состоялось экстренное собрание министров иностранных дел. Речь на нем пошла о продлении еще на полгода принятых в марте санкций против России, расширении черного списка руководителей и компании и даже новых карательных мерах. В Вашингтоне в свою очередь заявили в среду, что «пока Россия не прекратит столь открыто нарушать взятые на себя обязательства (...) ей придется платить все более высокую цену».

Подобная обстановка подтолкнула бывшего советского лидера Михаила Горбачева произнести такие слова: «Сейчас только и слышишь из Америки, из Евросоюза про санкции в отношении России. Неужели они совсем потеряли голову? Америка вообще "в джунглях заблудилась" и нас туда тянет». По его словам, «если называть вещи своими именами, то она (Америка) уже втянула нас в новую холодную войну, пытаясь открыто реализовать свою генеральную идею о триумфаторстве».

Atlantico: Стоит ли европейским государствам ждать, что сохранение санкций позволит справиться с ситуацией?

Сириль Бре: Принятие санкций не помогает справиться с конфликтами. В то же время оно означает риск усиления напряженности ради предотвращения дальнейшей эскалации насилия.

Со структурной точки зрения экономические, финансовые и административные санкции ЕС против Российской Федерации направлены на сохранение соотношения сил с Москвой. А точечные санкции в отношении отдельных лиц должны создать давление на окружение властных кругов. Последние месяцы у некоторых государств Европейского Союза (в первую очередь это относится к Польше, Прибалтике и Германии) все больше крепнет уверенность, что Россия понимает только силу. Это и объясняет применение санкций, в которых делается ставка на понимание Москвой ее интересов и неприемлемость для населения ограничений в образе жизни, инвестициях и потреблении.

Если конкретнее, как только Москва или мятежники добиваются определенных военных побед (как, например, на этой неделе в донецком аэропорту или у Мариуполя), европейцы наносят им ущерб на других уровнях: финансовом, валютном, торговом, промышленном или административном. Проблема в том, что цели санкций могут стать все менее восприимчивыми к ним: националистическая пропаганда может способствовать объединению вокруг лидера, возможны обходные стратегии или формирование альянса с Китаем. В конце концов, континентальная блокада наполеоновской Франции создала альтернативы в снабжении сахарных рынков.

Санкции — это как апперкот в боксе: они могут заставить противника отступить только в том случае, если он все еще чувствует боль. Россия же воспринимает санкции и ответ на них совсем не так, как это делает западная общественность.

— Барак Обама отметил важность экономических санкций и достигнутых с их помощью результатов. Западное общественное мнение не рассматривает войну как подходящий для себя вариант, но что думает на этот счет российская общественность? Если Владимир Путин перестанет поддерживать сепаратистов, не будет ли это воспринято его сторонниками как признак слабости?

— Стереотипы о России как об авторитарном государстве во внутреннем плане и агрессивном во внешнем действительно пустили глубокие корни в американских политических кругах. И Владимир Путин сделал их только сильнее неоднократно звучавшими по ходу конфликта агрессивными заявлениями. Американское общественное мнение по большей части воспринимает нынешний конфликт как намеренную военную агрессию России в отношении суверенного государства. Кроме того, эта критика в адрес Москвы только усилится в случае победы республиканцев на президентских выборах в 2016 году: несмотря на их схожие с «Единой Россией» ценности общественного консерватизма, в этом случае стоит ждать ухудшения российско-американских отношений без реальных возможностей для сближения помимо внешних факторов.

В то же время российская общественность была поражена американскими вмешательствами в Косове и Ираке и не понимает, почему ей сейчас пытаются читать нотации. По большей части она считает, что страна действует в своем праве. Этому в значительной степени способствуют СМИ, которые создали такую историю: после распада СССР много русских людей остались за границей, в том числе на Украине, а ряд исконно русских территорий, например, Крым, выпали из состава страны. Кроме того, общественное мнение попросту не может представить себе отдаление Украины политическим путем: оранжевая революция 2004 года стала унижением для Владимира Путина, который не предвидел поражение Виктора Януковича из-за его неспособности сфальсифицировать результаты голосования. Десять лет спустя у российского руководства возникли новые неприятности, которые могли привести к выдворению военно-морской базы из Севастополя и сближению Киева с НАТО. Поэтому оно начало запугивать власти, говорить о фашистском государственном перевороте, который тайно поддержали США. Такой точки зрения придерживаются большинство россиян, для которых главным источником информации является телевидение. И это никак не подталкивает Путина к смягчению позиции. С учетом всех этих моментов, нужно признать, что в общественном мнении двух стран еще надолго останутся глубокие разногласия по этим вопросам.

— Если западные государства будут упорствовать в своей политике санкций, какими будут последствия? Можно ли сказать, что они пускаются в опасную игру без четкого представления о ее правилах?

Флоран Пармантье: Политика санкций стала ответом на аннексию Крыма, при виде которой европейцы не могли сидеть сложа руки, потому что речь шла об изменении границ суверенного государства. Российские власти утверждают, что лишь воспользовались «косовским прецедентом» и подчеркивают поддержку присоединения полуострова среди населения.

В санкциях существовало несколько шедших по нарастающей волн, однако до сих пор нет ответа на следующий важнейший вопрос, вопрос их отмены. Россия не собирается возвращать Крым Украине, потому что не согласна с его присоединением к ней при Советском Союзе в 1954 году. В то же время она куда больше склонна к консенсусу и уступкам по Донбассу. Если мы привяжем отмену санкций к уходу России из Крыма, это создаст тупиковую для всех сторон ситуацию. Европейцы могут легко оказаться в таком положении, когда невозможно будет договориться о чем-нибудь помимо статус-кво. И это при существенных последствиях для самой Европы и бесконечно затянувшемся в конфликте.

Конфликт требует политического решения, которое тем не менее не обязательно должно опираться на наименьший общий знаменатель. Речь идет о глубоких реформах украинских политических институтов, объединении граждан. В этой области европейцам по силам предложить прагматические варианты с опорой на их достижения в техническом содействии формированию настоящего правового государства.

— Какой логики стоит придерживаться Западу в поиске выхода из кризиса вместо ставки на санкции? Так, например, разве отказ от принятия Украины в НАТО не позволит снизить накал страстей?

Сириль Бре: Сегодня путь от санкций к выходу из кризиса очень плохо просматривается. Расхождения в точках зрения России и Запада таково, что то, что Запад рассматривает как нейтральную позицию, воспринимается в Москве как агрессия. Так, голосование Рады о перспективе вступления Украины в НАТО воспринимается Западом как право суверенного украинского государства. В то же время это провокация и красная линия для Российской Федерации, которая стремится защитить остатки своей сферы влияния и власти в ближнем зарубежье, где ей признается лишь «ограниченный суверенитет», как говаривал Брежнев.

Объявление, принятие и применение санкций — это лишь один из аспектов ответа европейцев на военные действия сепаратистов и стратегическую позицию Российской Федерации в этом конфликте.

Европа не должна рассматривать санкции как средство, с помощью которого от России можно добиться покаяния. Они должны быть указующей стрелкой, которая поведет Российскую Федерацию к выходу из кризиса путем постепенных уступок. Так, в обмен на «нейтрализацию» или «финляндизацию» Украины, то есть на ее невступление в НАТО, европейцы могли бы выторговать невмешательство России в Донбассе. Кроме того, уступки должны совершить США по системе ПРО и украинские власти по конституционной организации юго-восточных регионов страны.

Демонстрация силы — это важное, но недостаточное условие урегулирования кризиса: Западу нужно предложить выход российской власти, чья позиция становится только жестче из-а экономической рецессии, дипломатической изоляции и вертикали политической власти. Противостояние должно привести к совместному танцу, то есть скоординированному общему движению к одной цели.

Сириль Бре, преподаватель парижского Института политических исследований.
Флоран Пармантье, преподаватель парижского Института политических исследований.

Источник: inosmi.ru


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют