Авторизация
 
  • 05:42 – Майя и Ирина Донцовы подписали манифест 
  • 04:57 – Прогноз курса доллара на 2017 год в России: свежие прогнозы экспертов 
  • 04:56 – Лучше всех 5 выпуск (11.12.16) смотреть онлайн Первый канал 
  • 04:56 – Сегодня будет по-весеннему тепло 

Из жизни отъезжающих

54.166.37.177

Наплыв беженцев с Украины скорректирует стратегические планы России



Из жизни отъезжающих

Наплыв потока беженцев с Украины привел к тому, что в шести регионах России был введен режим ЧС — сейчас он действует в Волгоградской, Ростовской, Астраханской областях, Ставропольском крае, Калмыкии и Севастополе. Региональные специалисты уже называют обстановку сложной, однако опрошенные «Лентой.ру» эксперты считают, что главные сложности впереди. Уже к зиме перед российскими властями во весь рост может встать вопрос — что делать с растущим потоком и как правильно распорядиться людской массой, в срочном порядке выехавшей из страны «двух революций».


Наплыв на длинную дистанцию

Существующий наплыв беженцев с Украины уже невозможно не то что адекватно проконтролировать, а хотя бы подсчитать. Да, скорее всего к концу года ответственные службы вроде ФМС сведут данные и выдадут точное число граждан, въехавших в Россию с Украины. Но пока таких данных попросту нет. Все, кто делает заявления о количестве беженцев, в любом случае оговариваются, что оценка численности беженцев может колебаться в ту или иную сторону. Так, уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов насчитал более 167 тысяч человек, предпринявших поездку из одного государства в другое и успевших к настоящему моменту пройти процедуру регистрации. Астахов при этом признает, что его цифры, скорее всего, существенно занижены, поскольку в силу упрощенного порядка пересечения границы и пребывания на территории России многие из них не регистрируются вовсе и проживают у родственников.


Похожий порядок цифр демонстрирует в своих предварительных заключениях и ФМС России. В начале июля ведомство обнародовало данные, согласно которым порядка 100 тысяч украинских граждан обратились в ФМС за консультациями по вопросам длительного пребывания в России. Правда, и у миграционной службы есть одна важная оговорка — чиновники подчеркивают, что речи о трудовых мигрантах не идет, то есть фактически подсчитано только количество людей, обратившихся в территориальные органы ФМС. К слову, ранее руководитель Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский рассуждал о 400 тысячах вынужденных переселенцев. Однако какими бы ни были цифры, о которых говорят и будут говорить чиновники, в них не учитывается важный момент: традиционные показатели трудовой миграции из Украины в Россию. А они, показатели, крайне важны, поскольку только совокупные цифры миграции (неважно какой — вынужденной или трудовой) способны отразить реальное положение дел.


Известно, к примеру, что в относительно благополучном 2012 году в России находилось более 1,6 миллиона украинских граждан, из них получили разрешения на работу порядка девяти процентов приехавших. Рос миграционный рынок с Украины примерно на 20 процентов в год, что при сохранении динамики дает около 2,3 миллиона граждан соседней страны уже в 2014 году. Но это в условиях мирного времени. К сожалению, адекватно оценить количество выбывших с Украины в условиях военного времени практически невозможно — в такие моменты на территории «соприкосновения», как правило, не работают институты, фиксирующие картину социальной активности. Зато в контексте любопытно, что государственная служба статистики Украины демонстрирует уверенность в том, что демографическая ситуация на территории гражданской войны за время проведения АТО не изменилась. И более того, в Луганской области Украины зафиксирован рост прибывших по итогам подсчетов за январь-апрель: по всей видимости, чиновники считали всех, кто находился в области, включая регулярную армию. Во всяком случае, иначе объяснить этот феномен очень сложно.


В общем, чтобы получить хотя бы примерные цифры миграции, надо прибавить 400 тысяч беженцев, о которых говорит Константин Ромодановский, к 2,3 миллиона трудовых мигрантов, гипотетически прибывших в Россию в 2014 году. В итоге мы получим 2,7 миллиона человек, которые создают нагрузку на трудовой рынок страны.


Щедрые мигрантодатели

Однако есть один важный нюанс: даже озвученные Ромодановским цифры миграции считаются начальными, они связаны, в основном, с военными действиями на юго-востоке Украины. Между тем дальше страну помимо гражданской войны ждет рецессия, газовый кризис и реальное сокращение социальных программ, связанное с подписанием договора об Ассоциации c ЕС. «Конечно, поток беженцев будет усиливаться, это однозначно, — уверена заместитель директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Тамара Гузенкова. — Чтобы это понять, нет надобности в сложных расчетах и экспертных оценках». «Вы помните, что так называемая АТО переместилась из Луганска и прилегающих к нему городов в сторону Донецка. А это, на секунду, город с миллионным населением, и в случае начала военных действий количество беженцев будет исчисляться десятками и сотнями тысяч. По некоторым подсчетам, количество одних только беженцев из Донецка может в самое ближайшее время достигнуть 300-400 тысяч человек», — продолжает она. По данным Гузенковой, «по мере расширения ареала карательной операции Киева поток беженцев будет расширяться и затрагивать все более глубокие российские регионы, я думаю, масштаб миграции затронет Средний Урал и даже Сибирь», — полагает она.


Похожие заявления звучат, кстати, и из непризнанных республик. В частности, премьер-министр Донецкой народной республики Александр Бородай 10 июля сделал заявление о грядущей эвакуации гражданского населения из города. «России нужно приготовиться к нескольким сотням тысяч беженцев. Практически все они хотят в Российскую Федерацию», — заявил он.



Более длительную перспективу оттока предлагает рассматривать, в свою очередь, заведующая сектором экономического развития постсоветских государств Института экономики РАН Елена Кузьмина. Она соглашается с тем, что поток беженцев «будет зависеть от жесткости действий украинской армии на юго-востоке. Пропорционально более жестким действиям национальной армии будет больший приток в Россию», — полагает она. Но при этом эксперт предлагает рассматривать ситуацию в более широком смысле, рассуждая о перспективах украинской экономики. «Можно с уверенностью говорить о том, что промышленная составляющая украинской экономики значительно сократится», — рассуждает она. «Во-первых, из-за сокращения потребления энергоресурсов. Промышленность Украины энергозатратна. Она не сможет быстро модернизироваться и перейти на энергосберегающие технологии. Кроме того, на такую модернизацию необходимы большие затраты. Даже если будет реверс энергоресурсов из Европы, то его объем не будет достаточным для промышленности». «Во-вторых, если не будут решены вопросы экономического взаимодействия с российскими партнерами, встанет вопрос о поиске новых покупателей. Большинство товаров вряд ли будут востребованы на новых для Украины европейских и азиатских рынках. Это заставит сокращать и даже закрывать многие производства», — говорит Кузьмина.


Потоковая нагрузка

Собственно, именно этот контекст переводит вопрос из политической плоскости в социально-экономическую сферу. Получается, что перед российскими чиновниками сейчас стоит очень сложный с технической точки зрения вопрос вовлечения беженцев в экономику РФ, причем отдельные аспекты проблемы будут обостряться прямо пропорционально количеству выехавших из Украины. Та же Елена Кузьмина указывает на важный момент: «в российских промышленных регионах существует нехватка квалифицированной рабочей силы». «Как минимум на уровне регионов есть программы развития экономики и определены их потребности в рабочей силе. Горняки частично будут востребованы у нас на Кузбассе. Специалисты с промышленными рабочими и инженерными специальностями могут устроиться в некоторых машиностроительных отраслях, например в авиастроении. Территориально это могут быть регионы Урала, Приволжья и Дальнего Востока», — полагает экономист.


К слову, вопросы конкурирования за украинское население (как бы цинично это ни звучало) есть в повестке многих государств. В частности, Тамара Гузенкова предлагает внимательнее относиться к заявлениям стран дальнего зарубежья о готовности принять уехавших из Украины специалистов. «Смотрите, какая складывается ситуация, — говорит она. — Страны Запада замалчивают сам факт наличия гуманитарной катастрофы в регионах Украины, равно как и то, что всю полноту потока беженцев принимает на себя Россия. Но при этом они прилагают усилия к тому, чтобы принять часть беженцев у себя». «Совсем недавно было объявлено о приеме беженцев на территории Германии. Для помощи и обустройства власти этой страны готовы выделить три с половиной миллиона евро. Другая часть беженцев будет принята в Италии», — полагает она.



Но неправильно считать, что граждане Украины нужны только за пределами бывшего СССР. Похожие заявления звучат и в ближнем зарубежье. Только за последние две недели приглашения гражданам, выезжающим из Украины, поступили из двух стран. На президентском уровне — из Белоруссии, на уровне парламента — из Латвии. Также на экспертном уровне этот вопрос обсуждается в Казахстане. Как заявил в интервью «Ленте.ру» казахстанский представитель российской Ассоциации приграничного сотрудничества (АПС) Марат Шибутов, еще 31 декабря 2013 года правительством Казахстана был принят «Комплексный план по решению проблем миграции, усилению контроля за миграционными потоками из сопредельных государств, созданию благоприятных условий для отечественных квалифицированных кадров с тем, чтобы не допустить их чрезмерного оттока на зарубежные рынки труда, на 2014-2016 годы». «Как сразу видно по названию, Казахстан, проводящий новую индустриализацию, остро нуждается в инженерных и технических кадрах и переживает по поводу их оттока на рынок России, где оплата и социальные пакеты лучше. С этой точки зрения, приезжие из Донбасса, самого индустриального региона бывшего СССР, очень кстати — они помогают восполнить недостаток кадров. Кроме того, для их трудоустройства есть все условия — по новым правилам для инвесторов нет нужды в квотах для иностранных рабочих, они могут их брать сколько угодно. Так что экономически поток приезжающих с восточной Украины Казахстану очень нужен и выгоден», — подчеркивает эксперт.


Очень похожими категориями мыслит и депутат Сейма из комиссии по внутренним делам от фракции «Центр согласия» Янис Адамсонс, его слова цитирует Postimees: «У нас есть центр для приема беженцев, где они проходят период проверки и адаптации, после чего получают документы и возможность жить и работать в Латвии. Конечно, с украинцами нам было бы проще ужиться, чем с жителями далеких стран», — рассказал депутат. С ним в унисон мыслит и президент Белоруссии Александр Лукашенко, официально заявивший, что «мы готовы принимать таких людей [беженцев] организованно, разместить их в разных частях страны, дать крышу над головой и место работы… Мы от них [украинцев] не можем закрыться и не должны». Кроме того, Лукашенко напомнил, что в Белоруссии сегодня дефицит рабочей силы — имея, по всей видимости, в виду прежде всего военную промышленность.


Куда приводят мечты

Для того чтобы лучше понять российские потребности в квалифицированной рабочей силе, надо обратиться к федеральным программам последних лет. Конкуренция за специалистов самого разного профессионального профиля отражена в ряде документов. Но главным инструментом по привлечению специалистов в регионы считается Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Она была принята еще в 2006 году. Согласно данным ее разработчиков, на 1 января 2014 года в трудовых мигрантах нуждались 42 субъекта Федерации, из которых особую нехватку квалифицированных кадров испытывали сразу десять регионов. Это Бурятия, Забайкальский, Камчатский, Приморский, Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская и Еврейская автономная области, то есть те регионы России, которые считаются приоритетными. Однако этот список еще предстоит сличить со структурой миграции. Например, известно, что добрая половина вынужденно покинувших юго-восток Украины, так или иначе связана с машиностроением, металлургией и добывающими отраслями. В этой связи логичнее было бы предположить, что поедут они туда, где смогут найти профессиональное применение, то есть в сторону добывающих отраслей или на так называемые «металлургические базы России».


Их на данный момент три — Уральская, Центральная и Сибирская. Самой молодой из них является Сибирская, она же представляется по многим параметрам стратегически важной для России. В частности, Сибирская металлургическая база имеет осязаемые перспективы в связи с планами РФ по созданию, например, Северного морского пути, освоения Арктики и началом строительства трубопровода «Сила Сибири». Все три направления считаются крайне сложными с точки зрения людских ресурсов — по данным из фундаментальных исследований, катастрофическим для региона считается популяция в 12 миллионов. А проживает в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах в настоящий момент 11,3 миллиона человек. То есть диспропорции налицо, и не факт, что в ближайшее время можно радикально изменить ситуацию собственными силами.


Зато беженцы из юго-востока Украины могут идеально вписаться в специфику регионов. Для примера напомним структуру миграции, характерную для мирного времени. Согласно этим данным, в Россию едут в основном строители, ремонтники и горняки (таковых 25,8 процента), металлурги и водители (23,1 процента) и неквалифицированные рабочие (10,3 процента). Меньше всего среди мигрантов руководителей — их в страну приезжает чуть более восьми процентов. Для того чтобы понять, кто бежит из охваченных гражданской войной областей, также никаких открытий совершать не надо. Допустим, в Луганской области работают, в основном, машиностроительные, металлургические, пищевые и добывающие предприятия. Это значит, что среди беженцев будут в основном те, кто нужен России, причем именно на неосвоенных территориях.


Привлеченные вниманием

Однако есть несколько моментов, которые необходимо иметь в виду. Самое главное, Россия пока не обозначила планов по привлечению беженцев в выгодные для государства регионы. В настоящий момент существует несколько инициатив по переселению соотечественников и их вовлечению в региональные экономики, но реально действующая программа только одна — Госпрограмма по переселению соотечественников. Она, единственная пока,предусматривает разделение на приоритетные регионы вселения и льготы со стороны государства. Существуют еще инициативы Владимира Путина по упрощению получения гражданства или, допустим, строительству БАМ-2, однако ни одно из предложений пока не предусматривает выплат за переселение в тот или иной регионы. Известно только, что такая возможность лишь обсуждается. Впрочем, и нормативная база по предложениям российского президента находится пока на стадии разработки, что откладывает вопросы вовлечения украинских граждан в экономику России на некоторое время.


Но и ситуация не стоит на месте. В частности, замдиректора РИСИ Тамара Гузенкова уверена: программы по ускоренному приобретению российского гражданства, а также быстрому вовлечению беженцев в экономику будут интенсифицированы в ближайшее время. В этой связи она приводит интересный пример. «Россия регулярно становится жертвой различных природных катаклизмов, особенно в последнее время часты в России наводнения. По результатам работы с последствиями стихийных бедствий Россия уже имеет технологии быстрого возведения социального жилья. Да, к нему есть еще ряд вопросов, однако критика не отменяет самого факта наличия технологии быстрого возведения зданий за сравнительно небольшие деньги. Я думаю, что это те программы, которые помогут адаптации и быстрому социальному вовлечению граждан, желающих остаться в России», — рассуждает замдиректора РИСИ. «Правительство Российской Федерации и региональные чиновники со временем начнут предлагать приоритетные для проживания территории, и это не должны быть только крупнейшие мегаполисы и агломерации в центральной и европейской части России. Это могут быть и другие регионы, где выехавшие с Украины граждане смогут найти применение своим силам и квалификации», — заключает Гузенкова.



Михаил Пак


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют