Авторизация
 
  • 17:46 – Говорит Украина: не папина дочка (эфир от 06.12.2016) 
  • 17:46 – Достижения команды Голубева: Ростовская область в аутсайдерах рейтинга прозрачности 
  • 17:45 – Кажущееся благополучие в сельском хозяйстве не спасает команду Голубева от экономического поражения 
  • 17:45 – В Ростовской области начат сбор голосов в поддержку Шахтеров и против избыточных трат на PR и автомобили Голубева 

Аза Мигранян: В ТС Кыргызстан может конкурировать на уровне юрисдикций

54.161.208.7

Меньше месяца осталось до заседания Высшего евразийского экономического совета в Москве, где состоится подписание договора о присоединении Кыргызстана к Таможенному союзу. О том, с какими проблемами может столкнуться наша страна, став членом Евразийского экономического сообщества, и о важности сделанного выбора мы говорили с научным сотрудником Института экономики РАН профессором Азой Мигранян.

- Сегодня во всем мире как никогда актуален вопрос интеграции. Не только маленькие и слабые государства пытаются объединиться с большими и сильными, но и те строят блоки, союзы, коалиции, чтобы противостоять участившимся внешним вызовам и угрозам. Почему в Кыргызстане, который, как правило, первый откликается на такого рода инициативы, вхождение в ТС оказалось столь долгим и болезненным?

- Мне понятно желание руководства республики национальные интересы совместить с мировыми тенденциями. На официальном уровне идут достаточно громкие и в общем тренде правильные заявления об этом. Но подача информации хромает. Проблема в том, что о Таможенном союзе нужно рассказывать просто и, главное, понятно людям. А мы обычно наблюдаем, как нагнетается негатив, происходит неполное раскрытие проблем либо перечисление преимуществ. Мол, все будет хорошо. Вперед!

Почему нужно скрывать от населения, что будут сложности? В некоторых областях - даже ухудшение. Зачем избегать разговора о том, что начнутся инфляционные процессы? Но при этом не стоит забывать, что рост цен будет компенсироваться другими преимуществами. Например, большая часть населения получит возможность работать в своей стране, так как появятся предприятия. Улучшится ситуация с мигрантами, которые получат более человеческие условия труда, социальную защищенность в виде возможности получать пенсии, пособия, что в свою очередь позволит их семьям, находящимся в республике, рассчитывать на большие доходы.

Членство в Евразийском экономическом союзе даст возможность развиваться бизнесу, придаст экономическую активность населению. Но для этого государство должно предоставить и некоторые бонусы, разработать механизмы. Чтобы население и бизнес знали о том, что негативные процессы преодолимы, с помощью каких инструментов это можно сделать.

Козырь противников интеграции наших государств - рассказы об удорожании товаров и услуг. Но при этом они умалчивают о выгодах членства. А они есть. Когда люди узнают больше о существовании компенсирующего зонтика, то и отношение к интеграционным процессам на евразийском пространстве изменится.

Для тех, кто пугает людей Таможенным союзом, не грех напомнить, что это не такой уж бесплатный пряник. Средства, выделяемые Кыргызстану странами ТС, оговорены условиями. Они даются только на развитие - на конкретные проекты и программы. Сегодня все научились считать деньги и руководствуются трезвым расчетом. Здесь не идет речь о том, что мы друзья или братья. Речь идет о том, что это бизнес, где, как известно, на первом плане – взаимный интерес и выгода. Если нет их, то, извините, вы не интересны партнерам.

- Нашу модель экономики вы охарактеризовали как посредническо-рентовую. Мы живем тем, что продаем свои природные ресурсы и занимаемся реэкспортом. Они дают самые большие доходы в казну. Однако все понимают, что на этом далеко не уедешь. Постоянно говорится о том, что сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность станут приоритетными после вхождения в ТС. Вы тоже так считаете?

- Ваша страна официально считается аграрной, хотя сельское хозяйство перестало играть существенную роль в экономике. Так вот, один из плюсов, который даст союз, о котором вообще никто не говорит, это возможность реанимации крупного производства аграрного сектора. В республике не осталось таких предприятий - всего менее 1% в общей доле. Если говорить о России, то удельный вес сельхозпроизводителей сохранился, и более того, увеличивается. На сегодняшний день около трети продукции производится агрофирмами и холдингами.

Здесь мы можем получить управленческий эффект, когда бизнес стран ЕАЭС будет заинтересован в развитии сельскохозяйственного производства в республике. Для этого он должен иметь возможность войти на рынок республики, свободно заниматься бизнесом, укрупняя и объединяя крестьянские и фермерские хозяйства в консорциумы или другие формы, давая им возможность централизованной реализации продукции. Можно говорить и о внедрении новых технологий, что крайне важно для страны. И, конечно, о создании законченных циклов - от сохи до прилавка, когда весь процесс контролируется одной крупной бизнес-структурой, полностью финансирующей всю производственную цепочку.

Если рассматривать в целом экономику страны, то однозначно сказать, что республика имеет некую конкурентоспособную отрасль, которая была бы интересна странам Таможенного союза, невозможно: есть некие приоритеты, которые могут стать перспективными.

Первое - это рентный фактор в горнорудной промышленности: добыча цветных металлов, особенно редкоземельных. Но этот вопрос практически не обсуждается ввиду разных причин. Самая главная из них, на мой взгляд, связана с лицензированием. Частный бизнес не может попасть на ваш рынок, потому что система недостаточно прозрачна, непонятна и, соответственно, порождает много серых схем.

Второе - это проекты, направленные на создание инфраструктуры. Здесь, скорее, будет притягательна не выгодность отрасли, а необходимость создания нормальных условий, чтобы страна стала интересна бизнесу государств ЕАЭС. Это хорошие дороги, источники энергии, доступность химического сырья, налоговая система. У вас достаточно льготный налоговый режим. Это и есть то преимущество, которое зовется конкуренцией юрисдикций. Оно может использоваться правительством как зона притяжения иностранного бизнеса для развития всех сфер деятельности. Вопрос в том, насколько готово правительство контролировать эти процессы и действительно создавать такие условия, которые прописаны в налоговом кодексе.

- Какое место вы отводите швейному и текстильному производствам, представители которых первыми поддержали Таможенный союз?

- Хорошие перспективы у легкой промышленности, причем не в том формате, который существует сейчас в виде раздробленного мелкого производства на базе иностранного сырья и комплектующих, приобретаемых в Китае и Турции. Если привлечь инвестиции и новые технологии, можно создать законченную цепочку производства продукта с высокой добавленной стоимостью. Конечно, это уже другой уровень конкуренции и другая модель производства. Но тогда марка Made in Kyrgyzstan будет носить не формат переработки, а законченный технологический цикл.

Безусловно, привлекательна пищевая промышленность. В республике есть исходное сырье. Но проблема заключается в том, что правительству не удалось пока обставить это соответствующими стандартами и сопровождением этих стандартов. Я имею в виду лаборатории, сертификацию, оценку качества. Но эта проблема сейчас вашим правительством решается с помощью стран ТС, взявших на себя все затраты.

Замечу, если бы вдруг Кыргызстан захотел вступить в подобный европейский или другой международный проект, ни одна из сторон не взяла бы на себя расходы на сертификацию. Поэтому просто грех не понимать этой разницы и лишать республику возможностей и выгод, связанных с Таможенным союзом. А какие перспективы предоставляют альтернативные проекты? Я готова их выслушать, оценить и посчитать. С цифрами можно увидеть картину, а слова не показывают истинного положения вещей.

- Проблемы с ВТО все-таки могут возникнуть...

- О, это их излюбленный прием. Давайте для сравнения возьмем Армению, которая уже член Евразийского экономического союза. Средневзвешенная таможенная ставка Кыргызстана - 5,3%, такой же показатель Армении, кстати, члена ВТО, - 2,7%. То есть в два раза ниже. Почему в таком случае Ереван не кричит, что у него с этой международной организацией возникнут проблемы?

Потому что это чисто вопрос технический, а не экономического развития, который можно урегулировать путем переговоров. Вопросы возникнут не по всему объему товарооборота, а по отдельным видам товаров, и то не со всеми странами. То государство, которому будет невыгодно работать по новым условиям, обратится в соответствии с процедурами в ВТО, чтобы выдвинуть какие-то требования по компенсации. В таком случае начнется нормальный цивилизованный переговорный процесс: партнеры обговаривают, какова эта сумма, насколько обоснованы предъявленные претензии. Возможно проведение специального расследования как внутри страны, так и в рамках торговой организации.

Кроме того, по условиям членства России в ВТО средневзвешенная ставка будет снижаться, тогда разрыв будет гораздо меньше. Это произойдет до 2017 года. Льготный период у Кыргызстана составляет 5 лет. И по любым расчетам ваша страна не вписывается в формат санкций со стороны ВТО. Поэтому разговоры о проблемах с ней, выпячиваемые противниками ТС, это либо демонстрация абсолютной безграмотности, либо осознанное промывание мозгов и запугивание. Другого варианта я просто не вижу.

- Учитывая договоренность по инвестиционным проектам со стороны России, все равно складывается впечатление, что Кыргызстан любыми путями хотят затянуть ТС.

- Повторюсь, виной может быть недоговоренность либо неточная подача информации. Средства в Кыргызско-Российском фонде развития будут предоставлены под целевые проекты. Россия - большая страна, но не бесконечная. На сегодняшний день экономическая ситуация РФ не самая радужная. Москва не выдает кредит в виде наличных средств, она научилась это делать согласно международным стандартам.

Уникальность ситуации в том, что Россия - единственная страна из республик бывшего Союза, которая абсолютно самодостаточна. И экономически, и политически. А вот таким республикам, как Кыргызстан, такое сотрудничество и интеграция крайне необходимы.

- Раньше прием в ТС затруднялся тем, что КР называли "самым слабым звеном", опасаясь, что она потянет союз вниз. Сегодня ситуация изменилась?

- В кыргызском сообществе обсуждается: входить или не входить, но при этом есть и другой вопрос, который почему-то никто не ставит. Страны экономического союза настаивают на выполнении "дорожной карты", чтобы обезопасить и себя. Проблем очень много, но угроз еще больше, и более глобальные, нежели трудности внутри республики. На их фоне рост цен - просто детская забава.

В первую очередь, это незащищенность ваших территорий. Единое таможенное пространство предполагает передвижение по периметру границы Кыргызстана. И здесь должна быть абсолютная защищенность не только с точки зрения экономики, но и с точки зрения национальной безопасности. Придется этим заниматься на ходу. Это дополнительная финансовая нагрузка для России и Казахстана, потому что Беларусь в этом процессе минимально заинтересована. Для оснащения границ, создания необходимой инфраструктуры, модернизации таможенных постов потребуется $377 млн. Из них РФ дает $200 млн., Казахстан – $100 млн и Кыргызстан – $77 млн.

Казахстан, как сопредельная территория, более всего подвержена риску – контрабанда, прямая конкуренция между аналогичными видами деятельности. Чтобы соревноваться с соседями, необходимо не формальное наличие законодательства, а наличие реальных условий, привлекательных для инвесторов.

Между тем окупаемость кыргызских проектов крайне низка. Поэтому если республика не будет интегрирована в большой евразийский рынок, то строить здесь серьезный бизнес проблематично. Надо сломить преграды в первую очередь в сознании, а во вторую очередь - показывая положительные примеры. Возьмем тот же Казахстан, где действует более 12 тыс. совместных предприятий с Россией, а это сотни тысяч рабочих мест. В вашей стране это тоже под силу.

- Почему Кыргызстан раньше Армении заявил о своем желании интегрироваться в общий рынок, но официальный Ереван опередил?

- В Армении те же проблемы, что и в Кыргызстане – рост миграции с распадом промышленного сектора. Это аграрно-ориентированная страна, вынужденная экспортировать именно продукцию сельского хозяйства, правда, с большей степенью переработки. Там тоже достаточно противников Таможенного союза, и, как у вас, работают европейские проекты. Армения практически была готова к подписанию соглашения с Евросоюзом, который девять лет финансировал изменения законодательства под евростандарт.

Однако все изменилось в течение полугода. Закавказская республика в короткий срок сумела провести унификацию своего законодательства, это при том, что оно было построено под ассоциацию с ЕС. А ваши законы, замечу, в большинстве случаев более гармонизированные со странами ТС.

В Армении умеют считать. Там понимают, что проще сейчас влиться в Евразийский союз и потом голосовать и принимать участие в формировании этой базы на своих условиях, чем потом вынужденно выполнять требования без учета национальных интересов. Именно этим было обусловлено желание ускорить подписание. Кыргызстан тоже мог бы не просто наблюдать со стороны без права голоса, а принять участие.

Есть определенные экономические реалии, с которыми нельзя не считаться. Например, можете ли вы конкурировать с Китаем? Можете ли вы интегрироваться в КНР или ЕС? Ни по какой продукции Кыргызстан не сможет торговать с Европой по одной простой причине - товары не выдерживают ни одного стандарта. Для сравнения, если Россия готова оплатить переход на российские стандарты вашей продукции, то сейчас, несмотря на ситуацию, в которой находится Украина, Европа не берет на себя такое бремя. Почувствовали разницу? И о таких вещах тоже нужно говорить и писать, чтобы сделать осознанный выбор.


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют