Авторизация
 
  • 12:53 – Россия сегодня, новости 7 декабря 2016 года: последние события в стране, главные новости России на сегодня, 07.12.2016 
  • 12:14 – Людмила Браташ и Никита Джигурда видео: сестра покойной Браташ подала заявление об изнасиловании 
  • 12:14 – Джигурда и Браташ видео без ретуши: сестра покойной Светлана Романова написала на Никиту заявление 
  • 12:14 – "Дом-2" сегодня 2016, новости за 07.12.2016: слухи и сплетни на 6 дней раньше эфира сейчас, 7 декабря 

"Вечерке" грозит очередной рейдерский захват

54.163.147.69

Стойкое ощущение дежавю. Чувство, что именно эту ситуацию я переживала ровно 15 лет назад. И не я одна, а целый коллектив редакции "Вечернего Бишкека". То есть как будто все это уже было: предвыборная ситуация, нужда власть имущих в крупном и влиятельном средстве массовой информации. С которого, помимо необходимого воздействия на умы электората, можно, как с симментальской коровы, получить еще и хороший удой. Кроме того, жадность. Обыкновенная человеческая жадность. И неуемная жажда власти - как на самом высоком уровне, так и на среднестатистическом.

Вот тут на сцену вышли предатели. Свои, выросшие и возмужавшие в родной редакции. Люди, превозносившие деловые качества главного редактора "Вечерки" А.А.Кима, который вывел газету на первое место в республике и по тиражам, и по зарплатам, и по гонорарам. В чью светлую голову два десятка лет назад пришла светлая мысль организовать акционерное общество закрытого типа. Коллеги стали получать очень приличные оклады, гонорары и массу преференций: бесплатные акции, оклады, позволявшие жить и не тужить. Покупать и обставлять квартиры, ездить за границу, пристраивать своих чад и домочадцев на работу в редакцию. Так сказать, с удовольствием и с большим аппетитом евшие с руки Сан Саныча, как звали в редакции Кима еще в его бытность ответсекретарем.

Вот ели они, ели да и возмутились: а чего это они довольствуются столь малым, когда достойны большей власти, больших окладов, больших должностей. Аппетиты, значит, выросли в геометрической прогрессии по отношению к поглощаемым благам. Когда Ким занимался черновой работой, все были довольны. А когда все вокруг зацвело и заколосилось; было куплено здание, произведен капитальнейший ремонт, условия работы и оклады стали в разы лучше и больше, чем в других газетах, рекламное агентство "Рубикон" превратилось в курицу, несущую золотые яйца, тогда у этих коллег тоже возникла богатая идея: надо срочно все это прекрасное и чудесное оттяпать.

В конце августа 1999 года по редакции пошел шум: налоговые инспекторы хотят арестовать главного редактора "Вечерки" Александра Александровича Кима. Повод был рассчитан на дурака: якобы налоговая проверка установила серьезные нарушения в финансовой деятельности, и теперь Ким должен подписать акт проверки, зафиксировавшей все эти безобразия. А следом - арест, посадка и - гуляй, рванина, от рубля и выше. Все, кому было мало, получат всё и сразу - сядут в кресла главного редактора, директора Издательского дома "Вечерний Бишкек" и наконец–то запустят в кассу руки загребущие. Но вышла закавыка: А.А.Ким новый акт подписывать отказался по одной простой причине: месяцем раньше та же самая инспекция провела проверку финансовой деятельности "Вечерки" и в действиях ее руководителя не нашла никаких нарушений. Ким новый акт не подписывает, инспекторы настаивают и хотят вывести его из кабинета под белы руки да сразу и арестовать.

Но сценаристы, они же режиссеры этой милой инсценировки (о них речь ниже) не учли одного - отношения коллектива к шефу.

Журналисты в тревоге собрались возле кабинета. Девушки включили децибелы, я лично пообещала через 5 минут сделать происходящий наезд на независимое издание достоянием мировой общественности, что подорвет демократический имидж президента Акаева как поборника свободы слова. Тот еще был поборник, между нами говоря, но аргумент был весомый. Налоговая рать струхнула и отступила.

А в это самое время по республиканским каналам вовсю транслировалась пресс–конференция, на которой арест А.А. Кима был представлен как уже состоявшийся факт. Зам. главного редактора "ВБ" Владимир Аронович Козлинский, зав. отделом политики Кабай Джабаевич Карабеков, а также главбух "Рубикона", начальник редакционной службы безопасности и челядь помельче калибром сидели перед телекамерами со скорбными лицами жертв вселенской несправедливости и гордых борцов с нею же. Два "главнюка" - Козлинский и Карабеков - вещали о том, как А.А.Ким узурпировал всю власть в редакции, захватил все руководящие посты и вовсю нарушает финансовую дисциплину. За что он сегодня утром арестован финансовой полицией. Мол, справедливость восторжествовала, ура, товарищи! Но господа поторопились, выдав очень желаемое за уже действительное. Вечером того же дня в редакцию нагрянули несколько десятков сотрудников милиции - арестовать Кима. Закрытые ворота им любезно открыл наш начальник СБ. Ким не был арестован ни в тот вечер, ни позже.

Итак, несостоявшееся "ура" готовилось не один день. Во–первых, среди руководящего состава, одного ведущего журналиста и молодежной составляющей редакции, сгруппировавшейся вокруг молодого и талантливого Кабая, а также дочерей и зятя В.Козлинского (для последних Ким создал специальные рабочие места), регулярно транслировалось недовольство финансовой политикой А.А. Кима. Смотрите, как несправедливо: он все себе да себе, а нам объедки! Талантливым журналистам не хватает на жизнь! А главный жил тогда в двухкомнатной квартире 105–й серии и строил за городом дом общей площадью аж 20 квадратных метров! Со мной такие разговоры тоже время от времени велись, но я отмахивалась: мне хватает! Дочь мою он принял на работу в редакцию. Бывшего моего мужа, бедовавшего с женой и сыном, Ким тоже взял на работу, вняв моим слезным просьбам. Так что я, как человек благодарный, к Киму ни малейших претензий не имею, испытываю большой пиетет. Да и в остальном коллективе, насчитывавшем тогда 220 пишущих и непишущих сотрудников, отношение к шефу было весьма и весьма уважительным.

Но режиссеры решили, что собранной под их знамена ударной силы достаточно для свержения "узурпатора". Однако им ничего не светило, если бы не было получено добро с самого наивысочайшего верха. Начинать–то акцию было надо с ведома А. Акаева, которому предстояло в очередной, совсем уже незаконный, раз баллотироваться в президенты. То есть следовало представить ему А.Кима как миллионера, который создал собственную империю и правит независимо, в свое удовольствие. Да еще имеет наглость критиковать устами журналистов самого Аскара Акаевича! А если отобрать у Кима газету, посадить в главные кресла редакции нужных людей, то всю ее печатную силу можно будет направить на создание положительного имиджа главы государства. Имидж к тому времени уже был изрядно подмочен, и наверху предложение пришлось по душе.

О том, что уговаривать президента ходил Кабай Карабеков, мы догадались, когда один очень серьезный человек увидел нашего журналиста выходящим из кабинета Акаева. Воздух в редакции к тому времени так загустел, хоть ножом режь. Атмосфера была тревожной, нездоровой. Зашла я к Карабекову и спросила, что он делал в кабинете Акаева. Кабай сообразил: - Интервью брал! - И где же это интервью? - Не унималась я. (Виданное ли дело - взять у президента страны интервью и не опубликовать его в газете?) Коллега начал бормотать, что включил вопросы и ответы в отчет о встрече Акаева с журналистами. Бред, конечно. Такого не могло быть в принципе. Я сказала Кабаю, что если они что–то затевают, то он свой, его потом пристроят куда–нибудь на работу. А вот Козлинского не возьмут никуда. Так оно в итоге и вышло: Кабай вступил в партию "Алга, Кыргызстан!" и стал депутатом, Козлинский с женой и одной дочерью выехал в Израиль.

Когда лихой кавалерийский наскок на А. Кима с шашками наголо потерпел афронт, ситуация стала раскручиваться со страшной силой. Весь коллектив, включая техничек и дворников, стали вызывать, некоторых дважды и трижды, на допросы в прокуратуру и требовать сведений против Кима. Лично меня следователю хватило с первого раза. Я потребовала показать мне статьи Уголовного кодекса КР (книги не оказалось в кабинете, и прокурорский работник бегал по всем этажам, отыскивая ее для меня) и вообще вела себя разнузданно - возражала, иронизировала и противоречила. Следователь вытер пот со лба, провожая меня, и сказал: "До свидания!". Я, естественно, съязвила: "Вам одного свидания со мной мало?".

Трепали редакцию три месяца. Давление на Кима было ежедневным и устрашающим. Если бы мы продержались еще месяц, от нас бы отстали - так говорили потом нам в приватных разговорах крупные чиновники. Главному редактору передали доброжелательную просьбу "самого президента", чтобы Ким, извинившись, пригласил толпу предателей, шатавшуюся без дела по всем редакциям, куда их не брали на работу, вернуться в "Вечерку". Александр Александрович собрал редколлегию и озвучил предложение. Наши подавленно молчали. Кто–то спросил, где же наша крыша, на которую мы все так надеялись? Я была категорически против подобной публикации. Однако на следующий день первая полоса "ВБ" открылась обращением к блудным журналистам с извинением и приглашением вернуться в родные пенаты. Подписано это было фамилиями членов редколлегии. Я взвыла, наговорила шефу кучу злых слов и подала заявление об уходе.

И объявился Рябушкин. Кима уговорили (опять–таки сославшись на просьбу якобы самого главы государства) сделать Рябушкина главным редактором "Вечерки" и директором издательского дома. Доводы были убедительными: "Он ведь твой друг и компаньон, теперь вместе будете руководить газетой". Это оказалось хитроумной ловушкой. Вскоре Ким полностью потерял контроль над информационной политикой. В коллективе начался раздрай. Появились группы "за" и "против". Получив контроль над газетой, Семья приступила с помощью Рябушкина к захвату финансов. Его 50–процентная доля в "Рубиконе" продается Адилю Тойгонбаеву в лице фирмы "Петровски корп." Так предательство Рябушкина привело к окончательному захвату "Вечерки" Семьей. Издательский дом полностью подчинил себе Тойгонбаев, вывел все активы "Рубикона", учредил рекламное агентство "Айрек" и стал владельцем всего, что создавалось не его руками и мозгами. Часть журналистов осталась в "Вечерке", а мы с отказавшимися работать на Семью коллегами создали газету "Моя столица", которую власти много раз закрывали. Мы ее переименовывали, выходили под названием "Адвокат" и "Моя столица–новости" (сейчас - "МСН"). И отчаянно боролись с первым президентом и его окружением.

Революция 2005 года заставила Семью спешно съехать из страны, та сбежала, прихватив из награбленного сколько удалось вывезти. Суд вернул А.А. Киму "Вечерний Бишкек". Казалось, ничто не предвещало новых проблем. Однако на днях, как уже писала газета, состоялся процесс в Первомайском суде по иску А.Рябушкина. Суд пришел к решению вернуть ему 50 процентов акций "Рубикона", приняв на веру голословное утверждение истца, что полтора десятка лет назад денег за акции ему акаевский зять не заплатил. Судебное решение настолько поверхностное и маловразумительное, что невозможно было не усмотреть в нем интересов уже не только и не столько истца, сколько тех высокопоставленных чиновников, которые со своих высот могут продиктовать суду все, что им выгодно. Почему падает подозрение именно на верхний этаж "Белого дома"? Да потому что Рябушкин в политическом смысле никто и звать его никак. Сидел 15 лет тихо, больше не мечтая вернуть то, что ему не принадлежало. А тут вдруг расправил плечики, раздраконился и использовал свое конституционное право искать в суде "справедливости". И нашел, вот что удивительно! Причем до такой степени, что мотивировочная часть решения суда слово в слово повторяет рябушкино исковое заявление. Трудно, видимо, давалось решение - для его написания потребовалась целая неделя.

Ситуация как в "Дне сурка", - копирует уже пережитое редакцией однажды. Снова Рябушкин, снова хочет распилить "Рубикон", снова есть кандидаты, в том числе и прежние, на главные должности в "ВБ". Многие компетентные собеседники открыто заявляют, что Кабай Карабеков через две недели станет главным редактором "Вечерки". Что будет, если очередная революция (тьфу–тьфу, не дай Бог!) не помешает нынешнему наглому рейдерскому захвату "Вечернего Бишкека" или если президент Алмазбек Атамбаев не пресечет поползновения удушить успешный медиабизнес?

Можно прогнозировать следующее. Городской и Верховный суды не просто утвердят решение районного. Они еще прибавят к выигрышу Рябушкина упущенную выгоду за функционирование "Рубикона" с 2000 года по сегодняшний день. А это уже не только очень серьезные деньги, но и здание редакции, новенькая типография, в создание которой А.А. Ким вложил массу усилий и средств. К тому же, скорее всего, пририсуют и отъем у него всего личного имущества, недвижимых и движимых средств. То есть обдерут и голым в Африку пустят. Сделать это постараются до вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Там уже так вольготно не расправишься с законным и выстраданным бизнесом. Потому что и В.В.Путин, и Н.А. Назарбаев создают для своих бизнесменов наиболее выгодные условия и преференции, так что нашему президенту не с руки выглядеть душителем свободного бизнеса и независимой прессы.

***

Напугать издание и его руководителей уже не получится - они это проходили в 2000 году. Теперь стоять будут до конца. Но у палки, как известно, конца два. Второй может ударить по режиссерам–постановщикам.


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют