Авторизация
 
  • 06:01 – Пенсии в 2017 году, последние новости сегодня: индексация военным и работающим пенсионерам с 1 января 2017 года, насколько будет повышение и когда ждать 
  • 06:01 – Эрик Давидович, новости сегодня, 9 декабря: когда Давидыча выпустят на свободу 
  • 05:59 – Как получить стикеры в вк бесплатно от Coca Cola 
  • 05:59 – Егор Крид «Мало так мало» слушать онлайн, скачать, текст - певец признался поклонницам в любви 

Врачей клиники Асымбековой обвинили в неумении проводить процедуру ЭКО

23.23.50.247

Наталья Борисова с мужем пытались завести еще одного ребенка давно. Однако все не получалось. Из-за спаек маточных труб в 2003 году у женщины случилась внематочная беременность. Трубу вместе с яичником пришлось удалить. Вторая – так и осталась вся в спайках. Вдобавок ко всему Наталья перенесла операцию по удалению двух кист. Выход у пары был один – искусственное оплодотворение – ЭКО. Альтернативы, где проводить процедуру, у Натальи, по ее словам, тоже особо не было. Поэтому женщина отправилась в клинику Асымбековой.

После трех неудачных попыток подсадить Наталье ее оплодотворенную яйцеклетку, было принято решение взять биологический материал у ее подруги. На этот раз получилось. Наталья забеременела.

Прошло шесть недель беременности. Женщина узнает, что ей подсадили целых четыре эмбриона. Попросив документы, Наталья читает: эмбрионов должно было быть три. На вопрос как так получилось, врачи отвечают, что якобы на этом сроке одна из клеток вдруг разделилась на две. Убрать лишний плод – провести редукцию - они отказались, сославшись на поздние сроки.

Наталье отправила документы в Алматы. Казахские врачи схватились за голову: выносить все четыре плода женщина не сможет. Не позволит состояние организма, да и оставшийся яичник вырабатывал мало гормонов. Редукцию делать, и правда было поздно, но все же казахские медики за это взялись. Они убрали Наталье два эмбриона.

"На этом сроке, как мне потом рассказали медики из других клиник, клетка не может разделиться. То есть эмбрионов изначально было четыре. Вернувшись после редукции, я сразу пошла в клинику Асымбековой, чтобы удостовериться, что все прошло нормально. Мне там сделали УЗИ и сказали: все замечательно. Поставили на учет, после чего отменили выписанные казахами лекарства. Среди них был препарат на основе магния, который способствовал кровообращению. Пить лекарства я перестала. Прошло время. Я снова пришла на осмотр в клинику. Меня отправили сдавать мазок, что я и сделала. На следующее утро я заметила кровь", - рассказывает она.

Наталья тут же поехала в клинику, и ее положили в стационар. На вопрос о кровотечении ответили, что, возможно, это из-за мазка, так, мол, бывает.

"Мне пытались останавливать кровотечение. На 14 неделе беременности мне сообщили, что первый плод у меня замер. Создали консилиум из врачей той же клиники. Все они хором уверяли, что все хорошо, хотя плод уже начинал разлагаться. Начали подтекать околоплодные воды. Но по этому поводу ничего в клинике Асымбековой не предпринималось. Если бы врачи тогда сказали, что ничего сделать просто не могут, то я бы поехала в Израиль. Как раз много сидела в Интернете – скучно же в больнице все время лежать и случайно вышла на специалистов по ЭКО Израиля. Списалась с ними, они предложили приехать, посмотреть, что можно сделать. Возможно, тогда бы второй ребенок остался живым. К тому же прочла, что восполнить вытекающие воды не так сложно. Просто закачивая внутрь физраствор", - продолжает свой рассказ Наталья.

Долгое время женщина пролежала в стационаре клиники. По ее словам, в бумагах врачи писали, что у второго плода сохраняется сердцебиение. Хотя первый уже почти разложился. Отметили врачи и почти полное отсутствие околоплодных вод. Наталья сфотографировала эти записи на сотовый телефон.

На 22 неделе беременности у нее начались роды. Оба ребенка родились мертвыми. По результатам вскрытия второй плод задохнулся. При этом с него пластами сходила кожа, а легкие на 85% были заполнены водой.

"Меня почистили под наркозом. Никаких результатов не выдали. Не отдали мне на экспертизу и плаценту. После выписки я пошла на осмотр и УЗИ уже к другим специалистам. Они сказали, чтобы я помолилась Богу, что осталась жива. Потому что на то время моя матка напоминала целлофановый пакет. Процесс гниения по их данным был на том месте, где был прикреплен первый плод. Добила меня информация, что у меня не заметили изначальную фито- и маточноплацентарную недостаточность. У меня было недостаточное кровообращение, треть плаценты вообще не работала. То есть, выходит, все четверо были обречены изначально. И это было видно на ранних сроках. Причем при правильном лечении все подлежало коррекции. Гинекологи, к которым я ходила после выписки из клиники Асымбековой, ужасались назначениям врачей. К примеру, мне назначили эндометациновые свечи, которые противопоказаны при любом тонусе матки", - плачет Наталья.

Она добавила, что после выписки была настолько отекшая, что не смогла надеть тапочки мужа. Глаза заплыли. Был большой букет сопутствующих заболеваний, лечиться от которых пришлось уже в других клиниках.

"Историю болезни мне на руки не дают. Я хотела разобраться до конца в том, что со мной произошло. Я писала письма в Генеральную прокуратуру, президенту, в правительство, Жогорку Кенеш, Министерство здравоохранения с просьбами разобраться в моем деле. Ответил только Минздрав. Прислали бумагу, где сказано, что 17 человек из персонала клиники Асмыбековой работают без квалификационных бумаг, 7 человек не имеют пятилетнего стажа, что недопустимо для частной клиники. И наказание за это – вынесено предупреждение. Не более того", - говорит Борисова.

В общей сложности за все эти мучения Наталья отдала более 20 тыс. долларов. При этом при последнем посещении врачей по поводу собственного здоровья, ничего утешительного она не услышала – рубцы на матке не затянулись, организм не восстановился.

Естественно, "ВБ" обратился за комментариями в клинику Асымбековой. Однако там ответили, что по телефону предоставить информацию не смогут. И попросили прислать запрос на официальном бланке с исходящими номерами на почтовый адрес клиники. Чтобы не удлинять процесс, корреспондент "ВБ" лично отвезла официальный запрос. В клинике предупредили, что скоро ответ получить не удастся, так как руководства в данный момент нет и в ближайшее время не будет.

Как только "ВБ" получит официальный ответ клиники, он будет опубликован.


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют