Авторизация
 
  • 10:47 – Ирина Пинчук о своих взаимоотношениях с Денисом Баранов 
  • 10:47 – У Кати Кауфман есть себе 14 дней, чтобы попытаться спасти свою жизнь 
  • 10:47 – В ближайшие дни появится один из самых отвратительных эфиров за все время 
  • 10:29 – Любовь Аксенова: ключевые моменты карьеры молодой актрисы 

Фитиан и Мирис: Журналистика становится опасной профессией

54.211.191.72

Николас и Ричард в недавнем прошлом корреспонденты мирового информационного агентства Reuters. Они приехали в Бишкек по приглашению ЮНИСЕФ, чтобы провести медиатренинг для СМИ на тему чрезвычайных ситуаций. Репортеры объездили почти весь мир, побывали во многих "горячих" точках, но в Кыргызстане оказались впервые.

- Как вы оказались в Кыргызстане и что знали о нем раньше?

Николас: - Фонд Thomson Reuters предложил приехать сюда и провести тренинг с журналистами на тему освещения в прессе проблем детей, оказавшихся в чрезвычайных ситуациях. Конечно же, я согласился. Никогда раньше мне не доводилось бывать в Центральной Азии, это был прекрасный шанс узнать новый для меня регион. Наверное, имело место и некое волшебство Иссык-Куля, Великого Шелкового пути.

Ричард: - Честно говоря, когда меня спросили: "Хочешь провести тренинг на Иссык-Куле?" - к своему стыду я подумал, что это где-то в Африке. Сразу стал смотреть карту, читать энциклопедию и узнал, что это совсем в другой части мира. Мне доводилось бывать в России, но всегда хотел посетить республики советской Средней Азии. Поэтому поездка сюда – это исполнение мечты. Работая в "Рейтер" я знал о том, что здесь было две революции, что для этого региона в Кыргызстане довольно свободная пресса. Тема семинара меня тоже заинтересовала.

- А насколько интересна Центральная Азия для европейских СМИ?

Николас: - С точки зрения геополитики этот регион представляет большой интерес. Например, интересна борьба между Москвой и Вашингтоном за военные базы. Или желание правительства КР помочь американцам в мероприятиях, которые они проводят в Афганистане.

- Вы говорите прямо как дипломат…

- (Смеется) С экономической точки зрения добыча газа и нефти в регионе также представляют для Запада интерес. Энергетика тоже важная для всего мира тема. На Западе всех интересует, насколько велик риск обострения исламского фундаментализма. Ну и, конечно, туризм. Ваш Иссык-Куль, окаймленный горами, для многих европейцев экзотика. Они с удовольствием бы побывали здесь. Я сам уже влюблен в это место.

- Какой эпизод запомнился больше всего из репортерской практики?

Николас: - Мне сразу вспоминается Либерия, где сейчас свирепствует вирус Эбола. В 90-е годы там шла гражданская война, и то, что мне навсегда врезалось в память, - это взгляд пожилых людей. В традиционном африканском обществе старики всегда пользовались уважением. Но в условиях гражданской войны всех как будто подменили, и старшее поколение утратило свой статус и место в жизни, никто к ним не прислушивался, не спрашивал совета.

Я также запомнил мальчика лет 12-13, которому дали в руки оружие и заставили воевать. Он считал, что имеет контроль над жизнью и смертью и может застрелить любого, если тот сделает что-то не так. И когда его взяли под опеку сотрудники гуманитарного общества и привели к другим детям, он сторонился их, замкнулся в себе. У парнишки отняли детство, он не понимал, как жить без оружия.

Ричард: - У меня было три таких эпизода. Первый – землетрясение в Гаити в 2010 году. В столице Порт-о-Пренс тогда погибло 250 тысяч людей, кругом были руины. Это очень бедная страна, поэтому люди жили только за счет гуманитарной помощи, у них ничего не было, кроме самых основных продуктов. Однажды вечером мы поехали в другую часть города, которая по счастливой случайности не сильно пострадала от землетрясения. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что здесь есть рестораны, где подают икру и дорогое шампанское. Для меня это было шоком: даже в такой ситуации за деньги можно купить все.

Второй случай был в 1991 году, в бывшей Югославии. Там шла война, и было жутко видеть, как внешние силы разделили хорватов и сербов - некогда единый братский народ - на противоборствующие лагеря. Третий эпизод – этническая чистка в Боснии в 1992 году. В селах, где жили мусульмане, их прогоняли с родных земель, многие из них были убиты. Изгнанники просили нас о помощи, просили рассказать миру о том, что на самом деле происходит. До сих пор помню это жуткое ощущение беспомощности...

- Как вы считаете, изменилась ли западная пресса после событий 11 сентября 2001 года?

Николас: - Возможно, в то время СМИ не могли ставить под сомнение то, что говорит правительство из-за общественного давления. Они преподносили только официальную версию событий, утратив способность анализировать. Мне кажется, сейчас пресса США и вообще Запада задает своим правительствам больше неудобных вопросов, чем раньше.

- По-вашему, новое поколение журналистов отличается от старой гвардии?

Ричард: - Я думаю, условия для журналистов сегодня гораздо труднее, чем поколение назад. Многие журналисты из соцстран, с которыми я общался, признавались, что тирания государства сменилась на тиранию боссов, которые заставляют писать об одном или запрещают писать о другом. Из-за дефицита средств многие крупные газеты сократили штат собкоров в других странах.

Николас: - Журналистика во многих странах стала опасной профессией. Участились случаи, когда журналистов сажают в тюрьму или того хуже – убивают, только потому, что они делают свою работу, неугодную властям.

Подробнее читайте в пятницу, 29 августа, в газете "Вечерний Бишкек"


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют