Авторизация
 
  • 14:24 – Драка на открытии «Ашана» в Тюмени: вход в торговую зону тюменцы брали штурмом 
  • 14:24 – Когда откроют Египет, новости для туристов сегодня, 08.12.2016: полеты откладываются 
  • 14:24 – Новости Армении: к 2018 году Армения полностью расселит нуждающихся из «зоны бедствия» 
  • 14:08 – Жена Геннадия Кернеса показала на пляже все свои прелести 

На своей шкуре: один день с соцработником

54.146.179.146

Моя знакомая закончила Бишкекский гуманитарный университет по специальности "социальный работник". Работает, разумеется, совсем в другом месте.

Соцработа - это тяжело, малооплачиваемо и непрестижно. Статус профессии настолько низок, что соцработников могут отправить исполнять роль массовки на очередном торжественном мероприятии или десантировать на поле – отделять еще целые капустные кочаны от уже изрядно подгнивающих.

Она также рассказывает, что разработали новую норму, обязывающую соцработников мыть подопечным полы и убирать урожай на их огороде. И все это за заработную плату в 6 тысяч сомов!

И несмотря на это социальные работники в стране есть! Они работают. Помогают нуждающимся. Периодически заявляют о своих правах через председателя Ассоциации социальных работников Веру Усенову.

Мне стало интересно не только познакомиться с этими самоотверженными людьми, но и прожить с ними один типичный в их жизни рабочий день.

Мне рекомендовали Ольгу Михайловну Бессонову – соцработника Октябрьского районного управления социального защиты. В профессии она с середины 90-х. Сейчас ей 68 лет. О трудностях, конечно, рассказывает, но видно, что работу любит. Подопечные для Ольги Михайловны давно стали друзьями, а то и почти родственниками. Поэтому она с ними в горе и радости.

Договорились мы с ней встретиться рано утром около здания Октябрьского управления социального развития в шестом микрорайоне. Ольга Михайловна – в летнем варианте костюма туриста. За плечами - рюкзак, в нем наборы не протекающих баночек. Ведь сначала нам необходимо взять суп и второе для наших бабушек. Три раза в неделю им положено горячее питание. Кормить нуждающихся каждый день - муниципалитет пока не может.

Всего у Бессоновой 12 подопечных.

"Можно взять и 20, если исключить человеческое к ним отношение и работать по принципу робота", - говорит Бессонова.

На каждого заводится отдельная тетрадь. Их Ольга Михайловна тоже носит в рюкзаке. Расписавшись за полученное питание несем его бабушкам. Благо живут они не так далеко. По дороге встречаем других социальных работников, которые, нагрузившись сумками, ловят маршрутки.

Бедные и бездетные

Интересуюсь, кто может претендовать на обслуживание социальным работником.

"Это одинокие пожилые люди, одинокие пенсионеры с маленькой пенсией, иногда двое пенсионеров – муж с женой - на крошечной пенсии, инвалиды… Раньше тех, у кого есть взрослые дети, мы не брали. Но сейчас дети уезжают. Старики остаются предоставленными сами себе. За ними нужен присмотр", - рассказывает Ольга Михайловна.

Соцработник должен не только доставить питание, но и заплатить за коммунальные услуги, купить необходимые продукты питания, лекарства.

"Подопечным помогают с документами, возят в больницу. Круглосуточный уход за нуждающимся человеком со стороны соцработника не предполагается, но звонить, если понадобиться помощь, они помогут в любое время. Тех же, кто не в состоянии оставаться без присмотра, чаще всего направляют в дом-интернат. В случае перелома ноги и другой временной нетрудоспособности претендовать на услуги соцработника тоже нельзя. Такие проблемы решаются только в частном порядке, люди просто платят помощнику, которого найти не так-то просто.

Бывает, что не хватает бабушкам обыкновенного внимания и общения. У подопечной другого соцработника, вышедшего в отпуск, такая потребность возникла.

"Привезите мне рис", - попросила она "чужого" соцработника, но на вопрос о том, какой и сколько, ответить не смогла. "Лучше тогда сырок. Один. С шоколадной глазурью", - тогда нашлась бабушка. Соцработник к этому должен относиться с пониманием. Люди попадаются разные.

Бабе Жене 85 лет. Ольгу Михайловну встречает – аж светится. Ей кажется, что Ольги Михайловны не было у нее лет сто, не меньше. Из квартиры баба Женя почти не выходит. Живет одна. Недавно был сильный приступ гипертонического криза. Давление привычными таблетками не сбивалось, а доползти до телефона и вызвать "скорую" бабушка не смогла. Теперь на вопросы о следующих заказах она отвечает: "Если доживу". Как и многие старушки, баба Женя – специалист-самоучка в области медицины. Говорить на эту тему может часами. Все знает даже о способах удаления полипов в носу. Согласно ее экспертному мнению, лазером их удалять неэффективно и лучше старым добрым хирургическим методом. А сама она болеет из-за того, что в молодости "непутевая была" и "есть много такого, что нельзя вспоминать".

Мы с Ольгой Михайловной померили бабушке давление, проследили, чтобы нужные таблетки выпила и легла, обсудили последние новости. Еле ушли. Отпускают Ольгу Михайловну одинокие пенсионерки с трудом.

Совершенно удивительная бабушка – это ровесница бабы Жени бабушка Аня. У нее другие проблемы со здоровьем. Незаживающая язва на ноге, которая все время сочится. "Бинтует" ее бабушка какими-то грязными тряпками. В больницу ехать отказывается. Как только речь заходит о врачах, сразу перестает жаловаться на больную ногу. И хотя баба Аня рассказывает, что в прошлом она врач-эпидемиолог, ее квартира санитарией не блещет. Складывается ощущение, что бабушка собиралась переехать, собрала в зале все вещи, а упаковать и перевезти не успела. "Муж умер, его гараж я продала, а вещи вот сложила, да все здоровье перебрать не позволяет", - комментирует этот вещевой хаос баба Аня.

Зачем муж хранил в гараже грязные баночки из под майонеза, битую посуду, сломанную старую электронику всех видов и форм и другие типичные для свалки вещи, ответить не может. У бабы Ани, когда она еще могла выходить из квартиры, было редкое хобби – подбирать понравившиеся вещи, которые выкинули другие люди, и нести в дом. Принесенное – это ее лично сокровище, которое трогать никому не позволено. Однажды приехавшая издалека племянница хотела было прибраться и выкинуть лишнее – за что получила скандалище. Антисанитария с тех пор усилилась, язва на ноге - тоже. "Жаль ее. Но я что только не делала, как только ее не уговаривала все это убрать и пойти к врачу – история одна и та же – муж, гараж", - рассказывает Бессонова.

"Жить надо, бороться", - такими словами встретила нас бывший работник военного госпиталя Надежда Ефимовна. Она похвасталась тем, что сегодня умылась и причесалась. "Красивую прическу сделала", - похвалила Ольга Михайловна.

"За бабушками нужен глаз да глаз. Есть такие, которые привыкли терпеть до последнего. Вот сейчас нам нужно Аллу Петровну отвезти в муниципальный пансион "Ардагер". Она однажды упала в маршрутке, когда та резко остановилась. Жаловалась на боли в плече. Еле ее уговорила пойти к врачу – оказался перелом", - рассказала Бессонова.

Алла Петровна ждала нас, сидя на трех сумках. Путевку в пансион она получила до 28 августа, поэтому собиралась основательно. Постаралась ничего не забыть и взяла вещи на все случаи жизни. Нагруженные сумками идем на остановку через аптеку. Бабушке нужно было купить троксевазин. Ехать предстояло из шестого микрорайона через весь город до улицы Куренкеева, чуть ниже проспекта Жибек Жолу. К нашему несчастью устроить бабушку в "Ардагер" сразу не удалось. Как всегда не хватило какой-то справки. Пришлось оставить Аллу Петровну и возвращаться назад – в ЦСМ №15. Как это бывает в хождениях по бумажным мукам, нужного врача на месте не оказалось, ее рабочий день начинался через час. Не удалось нам и обхитрить судьбу – взять нужную справку у заведующего. К нашему счастью, терапевта мы нашли. Ждать час не пришлось. Но это только потому, что она работает также в кабинете УЗИ. Взяв справку, возвращаемся назад в "Ардагер". Отдаем недостающие документы. Алле Петровне в пансионе вроде нравится.

Затем снова в шестой микрорайон. По дороге Ольга Михайловна рассказывает, что соцработники начали курировать еще и неблагополучные семьи. И подходят к ним с точки зрения сохранения ребенка в семье, если это возможно. К примеру, Бессоновой удалось предотвратить отправку одного мальчика в дом-интернат, когда над ним хотела оформить опеку его бабушка. Поручаются заботам соцработника и найденные на территории побирающиеся инвалиды. У Ольги Михайловны такой есть. 30-летнему парню без ног она помогла добыть коляску, оформить пособие, ему даже определили место в Нижней Серафимовке, однако он посчитал, что остаться в Бишкеке и просить подаяние выгодней. Сейчас даже умудряется снимать какое-то жилье.

Еще у соцработников есть так называемые дежурные дни по управлению, когда они развозят документацию и письма на Главпочтампт, в Министерство социального развития, газовое хозяйство, энергосбыт, банки или по всем МТУ района.

Приехали. Теперь необходимо закупить продукты и лекарства по заявке. Это тоже непросто, потому что цены везде разные, а найти надо самые дешевые, не теряя в качестве и не выходя за пределы вверенного района. К примеру, лекарство для одной бабушки в первой аптеке стоило больше двух тысяч, а в другой удалось найти за 1 800 сомов. По тому же принципу ищем макароны, манку, геркулес… Затем это все нужно разнести по заказчицам.

"С утра тебя жду", - встречает Ольгу Михайловну бабушка Людмила Федоровна. Она тоже из тех, кого Бессонова заставила лечь в больницу, заметив странно бледный вид. В Национальном центре онкологии у бабушки нашли и вырезали полип на правой почке. Сейчас она чувствует себя хорошо. От человека, который ждет с утра, так просто и быстро не уйдешь. Послушали новости про детей, Ольга Михайловна рассказала о последних новостях своей семьи. Это уже связь больше, чем услуга и ее потребитель. Это душа, человеческое отношение, понимание и забота…

"Не хочу уходить со своей работы. Что деньги? Говорят, если хочешь испытать человека, дай ему деньги или власть. Я ведь чувствую, что я нужна им всем. А кто, если не я, им поможет?" - заключает Бессонова.

Казалось бы, оказывать саму простую бытовую помощь - купить продукты, сбегать в аптеку, сопроводить в больницу, оформить документы - ничего сверхъестественного. Однако с подопечными - одинокими пенсионерами, инвалидами, иногда совершенно беспомощными, плохо видящими и слышащими, нуждающимися в общении, понимании, поддержке - могут работать только люди с определенной душевной организацией. И мне становится страшно за те времена, когда мы потеряем таких вот социальных работников и столкнемся с тем, что даже небольшой помощи старикам не будет.


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют