Авторизация
 
  • 02:21 – ДТП под Оренбургом: в страшной аварии погибли семь человек 
  • 02:21 – ДТП Орск: транспортное происшествие не обошлось без жертв и смертей 
  • 01:22 – Биатлон мужская гонка преследования 10.12.2016 результаты, кто победил 
  • 01:22 – Потап очаровал необычным костюмом (фото) 

Жером Макхилло: Я бы хотел с семьей жить в Кыргызстане

54.197.66.254

Рецепты своих круассанов, кексов, мадленов, фонданов, финансье он держит в строгой тайне. Пропорции входящих в состав этих лакомств ингредиентов Жером высчитывает с математической точностью. И признается, что пекарское искусство оказалось куда более сложное, чем казалось.

Увлекся пекарским делом Жером не случайно. До 15 лет его воспитывала бабушка, которая была шеф-поваром.

- Да, можно сказать, что я отдал дань бабушкиному пристрастию. Есть что-то общее между физикой и пекарским делом. Например, ученые выводят формулы, которые могут быть использованы, скажем, для производства полупроводников или чипсетов для плоских дисплеев компьютеров. А я в лабораторных условиях тестирую эти формулы, пробую разные компоненты, ставлю опыты, чтобы оптимизировать процесс производства. Примерно то же самое и с хлебом. У нас есть кулинарные рецепты, мы для них ищем подходящие ингредиенты, добиваемся их оптимального соотношения, выставляем идеальную температуру, чтобы продукт получился вкусным и полезным.

- Продукты для французской выпечки приходится везти из дальних стран?

- Да, некоторые ингредиенты для наших изделий приходится привозить из Европы. Но всего не привезешь, конечно. Например, нам нужна была цельнозерновая мука грубого помола. Здесь продают только муку высшего и первого сорта. Я понимаю иностранных поваров, которые работают в местных кафе, им постоянно надо находить компромисс, чтобы соблюсти и традиции национальной кухни, и ценовой баланс, и продукты подобрать качественные. Это сложно, по себе знаю. К тому же изначально мы поставили перед собой задачу использовать в производстве только экологически чистые продукты, без всяких химических добавок, а это тоже создает дополнительные трудности. Тем не менее мы задали себе такие рамки.

- Не секрет, что в Кыргызстане не так просто вести бизнес. Предпринимателей то и дело душат налогами и необоснованными проверками. Как вы решили рискнуть?

- Наверное, речь идет о крупных фирмах, там, конечно, сложнее. Я же работаю больше для души. Это не бизнес, а своего рода хобби. Ведь все знают, что на хлебе много не заработаешь. Вообще я заметил вот какую особенность: в Европе, например, трудно начать свое дело, потому что надо соблюсти бесконечное множество требований и стандартов. Но зато если ты пройдешь через все эти бюрократические тернии, то потом тебе уже будет гораздо легче и никто тебе не станет мешать. Здесь же, наоборот, открыть дело очень легко, а потом контролирующие инстанции начинают тебе указывать, что не так. Изначально нет обобщенной информации о различных видах бизнеса. Ты действуешь на ощупь, по интуиции.

- Но основная ваша специальность - физика. В Кыргызстане, да и в СНГ в целом, ученым трудно реализовать себя, поэтому молодежь в основном идет в бизнес. А как с этим во Франции?

- У нас все иначе, технические специальности считаются престижными и высокооплачиваемыми. Во Франции система организована так: есть фундаментальная наука, она финансируется государством, и есть прикладная, где задействован частный капитал. Так что у молодежи есть выбор: заниматься или фундаментальной наукой, или, как я, прикладной. Она непосредственно связана с товарами массового потребления, поэтому рынок труда и возможности довольно большие. Например, я работал с учеными из Гарварда, участвовал в разработке чипов для компаний, выпускающих телефоны, смартфоны, компьютеры, а также оборудование для производства наночипов. Я также специализируюсь в сфере переработки кремния и фотовольтажных систем, используемых в альтернативных источниках энергии. И сейчас продолжаю заниматься физикой, но больше уже в качестве консультанта.

- Ваша жена кыргызка, вы француз. Интересно, на каком языке говорят ваши дети?

- Они свободно владеют тремя языками - французским, русским и кыргызским. Причем практически не смешивают их, как многие дети-трилингвы. Сам я пытаюсь освоить русский язык, но он мне дается тяжело. Всегда говорю себе: слава богу, что стал физиком, а не лингвистом. Уж лучше зубрить формулы! Мне интересна экономика, пока жена училась, я читал ее учебники. Инструменты, используемые в физике, помогают анализировать процессы в экономике, обществе. Кстати, я не раз слышал, что именно из физиков получаются хорошие экономисты.

- Вы много времени проводите в разъездах, подолгу жили в разных странах. В какой из них чувствуете себя как дома?

- Знаете, есть люди, которые, образно говоря, имеют несколько домов. Я один из них. Чувствую себя очень комфортно в Бельгии, там родились наши дети. Кстати, мы дали им кыргызские имена: сын Байтели, дочь Айбилек. Мне нравится в Канаде, Японии, Южной Корее, я бы хотел иметь в этих странах дом или дачу. Хотя, знаете, уезжая откуда-то, не привык о чем-то жалеть. Всегда двигаюсь вперед. Часто бывает так, что какие-то случайные факторы меняют курс твоей жизни, поэтому глобально я не планирую. Но однозначно Кыргызстан стал для меня родным, и я бы хотел здесь жить с семьей.

Подробное интервью читайте в пятницу, 1 августа, в газете "Вечерний Бишкек"


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют