Авторизация
 
  • 10:22 – Фото кубанской ученицы Марии оригинал: девочка ходит к психологу 
  • 10:22 – Кубанская ученица Мария в фото без купюр: девочку ждут одноклассники в школе 
  • 10:22 – Фото голой кубанской ученицы проверяют следователи 
  • 10:11 – "Тоттенхэм" - ЦСКА: обзор матча, видео голов смотреть, как сыграли вчера, 7 декабря, счет 

Взгляд из Тбилиси

54.197.124.106

В Грузии испугались присоединения Абхазии к России



Взгляд из Тбилиси


Сторонники оппозиции во время антиправительственного митинга у здания администрации президента Абхазии Александра Анкваба, 28 мая 20014 год

«Майдан», начавшийся в Абхазии, вызвал резонанс в Тбилиси. С заявлениями выступили как грузинские власти, так и оппозиция. Кто-то предпочел позлорадствовать в адрес абхазского руководства, которое в Грузии называют «марионеточным». Другие выразили опасения по поводу планов абхазской оппозиции, касающихся грузинской диаспоры. Третьи выступили с обвинениями в адрес России, заподозрив ее в попытке «аннексировать» республику, в которой начались волнения.


Сухумские события, по сути, имеют к Грузии весьма условное отношение. Контроль над Абхазией грузинские власти утратили более 20 лет назад, отказываться от своего нынешнего статуса республика, признанная Россией и еще рядом государств, не собирается, очевидных возможностей для того, чтобы ее вернуть, у Тбилиси нет.


Несмотря на это, в Тбилиси продолжают считать Абхазию своей территорией, находящейся под «российской оккупацией» (закон, называющий ее «оккупированной территорией», был принят в 2008 году, шесть лет спустя грузинский опыт повторили и украинские власти, объявившие «оккупированным» полуостров Крым). В грузинском правительстве предусмотрена должность министра по вопросам примирения (ранее эта должность называлась «министр по реинтеграции» и касалась взаимоотношений с отколовшимися Абхазией и Южной Осетией). Вдобавок в Грузии до сих пор действует «правительство Абхазии в изгнании» (прогрузинская структура, созданная еще в 1990-е годы).


Рука Москвы

Протестные выступления в Сухуми некоторые грузинские комментаторы расценили как свидетельство того, что нынешний президент Абхазии Александр Анкваб, отставки которого требует местная оппозиция, лишился поддержки в России. «Можно предположить, что Анкваб впал в немилость Москвы, и сейчас Москва хочет его оттеснить, — считает политолог Заал Анджапаридзе. — Если же учесть, что в авангарде оппозиции стоят явно пророссийские группировки, можно допустить причастность Москвы к этим событиям».


Похожее мнение высказал и бывший глава МИДа Грузии Григол Вашадзе. «Чем рассердил Анкваб своих московских хозяев? — цитирует его язвительные рассуждения «Наша Абхазия». — Какое указание Путина не понял правильно Золотинскович? Неужели... бедняга действительно поверил в "независимость"?».


В бывшей правящей партии «Единое национальное движение», поддержав версию о «российском следе», пошли дальше. Один из лидеров ЕНД Давид Бакрадзе усмотрел в происходящем параллели с Крымом и объявил, что Абхазии якобы угрожает «аннексия» со стороны России. Он призвал международное сообщество отреагировать на события в Сухуми — чтобы «довести до минимума угрозу и риск аннексии, присоединения Абхазии со стороны России и попытки окончательного ее захвата таким путем». Нынешнее грузинское руководство Бакрадзе раскритиковал за бездействие.


Правительство Грузии, впрочем, заняло более сдержанную позицию. Заместитель министра по вопросам примирения Кетеван Цихелашвили заявила, что сравнивать Абхазию с Крымом преждевременно, добавив, что «здесь присутствует несколько иной контекст». МИД Грузии, со своей стороны, отверг упреки в пассивности, сообщив, что ситуация в Абхазии обсуждалась с представителями ООН и Евросоюза. Министерство выразило озабоченность происходящим, однако в ином ключе: по поводу угрозы «дискриминации грузинского населения по этническому признаку в вопросе так называемой паспортизации, которым определенные силы пользуются в своих политических целях».



Опасения Тбилиси связаны с тем, как противостояние в Сухуми отразится на положении нескольких десятков тысяч грузин, проживающих на абхазской территории. Грузинские СМИ утверждают, что одним из требований, которые абхазская оппозиция выдвинула президенту Анквабу в ходе недавней встречи с ним было «выселение этнических грузин», незаконно получивших абхазские паспорта (сам Анкваб, рассказывая о встрече с лидерами оппозиции, о таком требовании не упомянул).


Тема паспортизации грузин, проживающих в Абхазии, давно уже стала предметом конфликта между властью и оппозицией. Власть — еще во времена президентства Владислава Ардзинбы — начала раздавать абхазское гражданство вернувшимся в республику грузинским беженцам (сначала им выдавали документы под названием «форма номер девять», которые впоследствии заменяли на паспорта). По данным «Эха Кавказа», при следующем президенте Сергее Багапше было выдано 12 тысяч таких паспортов, при Анквабе — еще 13 тысяч. При этом у этнических грузин, проживающих главным образом на территории приграничного Гальского района, фактически осталась возможность сохранить и грузинское гражданство (хотя законодательство Абхазии этого не допускает).


Оппозиция в сложившейся ситуации требовала аннулировать эти паспорта, указывая, в частности, на то, что обладатели второго грузинского гражданства не должны иметь права на участие в выборах (вопрос имеет и политическую составляющую: грузинские жители Абхазии считаются сторонниками действующей власти, продолжение раздачи им абхазских паспортов, как считает «Эхо Кавказа», повышало бы шансы нынешнего президента Анкваба на переизбрание в 2016 году, аннулирование их документов, напротив, могло бы означать, что этих голосов президент лишится). Она опасалась и гипотетического сценария, при котором Грузия могла ввести в Абхазию войска «для защиты своих граждан». В качестве альтернативы этническим грузинам, проживающим на абхазской территории, предлагалось предоставить вид на жительство.


В сентябре прошлого года парламент Абхазии, реагируя на требования оппозиции, принял постановление об «упорядочении вопросов паспортизации населения и устранении нарушений при выдаче общегражданских паспортов». Однако принятые с тех пор меры противники власти сочли недостаточными. Тема паспортизации для них осталась открытой, о ней говорили и участники народного схода 27 мая, который вылился в захват президентской администрации.


Новый договор

Незадолго до «майдана», между тем, в Абхазии обсуждалась возможность если не присоединения, то по крайней мере дальнейшего сближения с Россией. Инициатором стал президент Международной ассоциации абхазо-абазинского народа Тарас Шамба, который в начале мая предложил установить ассоциированные отношения между Абхазией и Россией и оформить их юридически. Тогда и власти, и оппозиция в республике эту инициативу отвергли. Абхазский МИД заявил, что отношения с РФ «не нуждаются в чуждых и привнесенных из американской практики туманных межгосударственных смычек наподобие ассоциированных отношений». Аналогичную позицию занял и Координационный совет политических партий (оппозиционный альянс, который требует отставки президента), заявивший, что тема ассоциации утратила свою актуальность после того, как Абхазия была официально признана Россией.


На этом фоне Сухуми посещал помощник президента РФ Владислав Сурков, который встретился с президентом Абхазии, местными депутатами и представителями общественных организаций. Как рассказал депутат Ахра Бжания, на встрече у российского чиновника поинтересовались его мнением по поводу ассоциации. «Владислав Юрьевич четко дал понять, что это абсолютно не является инициативой российской стороны. Он также сказал, что базовым основанием отношений России и Абхазия является суверенитет республики, и все программы и контакты в разных направлениях основаны на этом базовом принципе», — сообщил источник.


Уже после начала «майдана» Сурков вновь прибыл в Абхазию, выступив в качестве посредника на переговорах, вместе с ним туда прибыл и заместитель главы Совбеза России Рашид Нургалиев (в правительстве республики заявили «Коммерсанту», что приезд Нургалиева можно расценивать как свидетельство того, что Москва «серьезно обеспокоилась безопасностью в регионе»). В четверг, 29 мая, СМИ сообщили, что при посредничестве российской стороны власти и оппозиция в Абхазии согласились на переговоры и назначили тех, кто эти переговоры будет вести (от власти будет участвовать секретарь Совбеза Нугзар Ашуба, от оппозиции — лидер ветеранского движения «Аруаа» Виталий Габниа).


Ряд экспертов, тем не менее, сочли реакцию Москвы запоздалой. «Подготовка к противозаконным актам [в Абхазии] шла достаточно долго, — отмечает ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Яна Амелина. — Эксперты постоянно информировали о деятельности оппозиции, ее опасных связях... Это очень печально, поскольку происходящее прямо указывает на слабость как государственной машины Абхазии, так и на слабую профессиональную пригодность занимающихся проблемой российских чиновников».


«Скорее всего, контакты российских чиновников на Кавказе, как обычно, были, в основном, завязаны на действующих высших чиновников и господствующие клановые группы, — соглашается директор белорусского Центра проблем европейской интеграции Юрий Шевцов. — Ну и в плане оценки менталитета кавказцев. Надо чувствовать, когда какой народ может прийти в ярость. Если такого эмоционального понимания нет, тогда и происходят ситуации вроде неожиданного штурма правительственных зданий в Сухуми».


Сама оппозиция, впрочем, сегодня выступает за дальнейшее сближение с РФ. 29 мая она призвала подписать новый договор, «который выведет стратегическое партнерство Абхазии и России на качественно новый уровень». Оппозиционеры, ранее отвергавшие «ассоциацию» с РФ, также выступили за подключение к интеграционным проектам с участием российской стороны: полноправное участие Абхазии в Таможенном и создаваемом Евразийском союзе.



Михаил Тищенко


Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют